Слушать

Экономика Луганского региона не умерла, — Геннадий Болдырь

10 мая 2016 - 20:49
FacebookTwitterGoogle+
Предприятия Луганской области продолжают работать и экспортировать продукцию. Об этом рассказывает ведущий сотрудник Торгово-промышленной палаты Украины Геннадий Болдырь

gennadiy_boldyr.jpg

Геннадій Болдир // «Громадське радіо»
Геннадій Болдир

О том, как функционируют предприятия на подконтрольных и неподконтрольных Украине территориях Луганской области говорим с Геннадием Болдырем, который сейчас отвечает за международные контакты Торгово-промышленной палаты (ТПП) Украины, а раннее был президентом Луганской ТПП и торговым советником Украины при посольстве в Вене.

Андрей Куликов: На сколько заметен вклад предпринимателей Луганской области во внешних связях Украины?

Геннадий Болдырь: Картинка неутешительна. Экономика Луганской области падала с 2012 года. 2011 был наиболее успешен экономически, но после этого пятый год подряд наблюдаем стабильный спад. 2014 и 2015 годы стали катастрофическими — экономика упала в четыре раза.

Андрей Куликов: Почему падение началось в 2012 году?

Геннадий Болдырь: В 2010, после заключения Харьковских соглашений, российским политикумом на какой-то период был дан «зеленый свет» для украинских экспортеров в Россию. 2011 был рекордным по экспорту в Россию. Но торговые войны возобновились с 2012 года и экспорт стабильно падал.

А с началом вооруженного конфликта экспорт луганских предприятий и в Россию, и в другие страны вообще обвалился.

Андрей Куликов: А сейчас есть какой-то экспорт, какие группы товаров?

Геннадий Болдырь: Экспорт происходит. Ряд промышленных предприятий с захваченных территорий работают и выпускают продукцию. Ровенькиантрацит, Краснодон, Трансмаш, Алчесвкий металлургический комбинат.

Объем 250 млн. долларов за 2015 год говорит о том, что экономика региона не умерла. Надеемся, стабилизация политической и военной обстановки позволит вывести внешнеэкономическую деятельность на более высокий уровень.

Андрей Куликов: Произошла на неподконтрольных территориях национализация производств?

Геннадий Болдырь: Так называемая национализация коснулась среднего бизнеса. Фактически, это был передел собственности. В классическом понимании, национализации не было. Крупные предприятия принадлежат прежним собственникам и в том или ном формате работают.

Татьяна Трощинская: Что происходит с производствами, которые нельзя перевезти?

Геннадий Болдырь: Предприятия, которые смогли вывезти свое оборудование, сделали это или накануне военных действий или в первые месяцы.

Практически все крупные предприятия остались на захваченных территориях. У нас нету достоверной информации, в каком они сейчас состоянии. Все попытки это выяснить не приводят к успеху.

Татьяна Трощинская: Что происходит с малым бизнесом, предпринимателями, которые переехали и перерегистрировались?

Геннадий Болдырь: Те, у кого было транспортабельное оборудование, достаточно трезво оценили в каком регионе смогут наладить собственное производство и там начали бизнес.

Андрей Куликов: Есть ли проблемы у тех, кто ведет дела одновременно на подконтрольных и неподконтрольных территориях?

Геннадий Болдырь: Мы все прекрасно понимаем, что предприятия, которые ведут деятельность на неподконтрольной территории были вынуждены зарегистрироваться в налоговых органах этих, так называемых, республик.

Андрей Куликов: А какая ситуация в сельском хозяйстве?

Геннадий Болдырь: К счастью, большая часть аграрного комплекса Луганщины находится на подконтрольной Украине территории.

Конечно, у аграриев есть проблемы. Они больше связаны с оборванной инфраструктурой и, от этого, невозможностью продать свою продукцию.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.