Экс-представитель в ООН Сергеев: вся система международной безопасности рухнула

17 февраля 2016 - 22:26 4132
Facebook Twitter Google+
О неэффективности ООН как инструмента разрешения конфликта на Донбассе говорим с экс-представителем Украины в ООН (2007–2015) Юрием Сергеевым

В студии работают Елена Терещенко и Михаил Кукин.

Елена Терещенко: Насколько была готова дипломатическая система к конфликту на Донбассе и в Крыму? И насколько удалось привести алгоритмы в соответствие с реальностью?

Юрий Сергеев: В растерянности оказались и страны, которые потом стали нашими партнерами. Как только начались процессы в Крыму, это было 26 февраля 2014 года, правительство еще не сформировалось, и советоваться было не с кем.

Я написал 27 февраля письмо председателю Совета Безопасности о том, чтобы созвали Совет, так как есть угроза территориальной целостности Украины.

28 февраля заседание было созвано. Тогда председателем была Литва. Целью было «бить в колокола». Мы смотрели, что мы можем реально сделать. До 9 марта заседания проходили каждый день. Уже на первых заседаниях начали говорить об агрессии.

Мой хороший друг, который представлял в Совете Безопасности Иорданию, взял текст резолюции Генассамблеи, в которой определяется агрессия, и пошел по пунктам. Выехал российский БТР из воинской части на территории Украины — это агрессия. Выход из части группы военных без разрешения украинской власти — это агрессия. Так он прошелся по многим пунктам. Человек доказал, что это агрессия.

Мы начали готовить резолюцию о том, что там происходит. Мы знали, что Россия ее заблокирует, но мы хотели посмотреть на реакцию членов Совета Безопасности.

Михаил Кукин: Намного ли больше стоят эти резолюции, чем Будапештский Меморандум, который не стоит даже своей бумаги?

Юрий Сергеев: Разница есть. Цель была получить поддержку. Остановить Россию можно было только тогда, когда мы бы получили поддержку.

Даже Китай впервые не поддержал Россию.

Резолюция стала рабочим документом всей системы. Ряд международных организаций начали заявлять, что они не будут признавать крымские флот и авиацию. Компании, которые будут совершать полеты без разрешения украинских властей — будут лишаться лицензии. В Крым не летает ни одна нормальная компания.

Михаил Кукин: Мы пытаемся добиться того, чтобы послали миротворцев на Донбасс. Я понимаю, что это трудновыполнимая задача. Когда вы начали заниматься ее воплощением?

Юрий Сергеев: Сразу, как получили поручение. Оно пришло в феврале, год назад. Украина просила послать оценочную миссию, чтобы понять, какой контингент нужен, и сколько.

Проблема заключается в бюрократии. Чтобы послать обычный батальон куда-то, нужно 8 месяцев. Россия сразу блокировала любые попытки.

Это беда ООН. Здесь ограничены полномочия Генерального Секретаря.

Это все затягивалось, и Генеральный Секретарь предложил открыть офис поддержки. Он мог принять это решение единолично, но он пошел к членам Совета Безопасности. Россия сказала нет.

Когда начали люди подрываться на минах, особенно дети, решили создать хотя бы оценочную миссию по разминированию. Приехала группа, но и это затормозилось. Россия снова начала блокировать.

Елена Терещенко: А нужна ли вообще в Украине миротворческая миссия?

Юрий Сергеев: Эта сторона, которая может сдерживать конфликт. Но вообще-то по своему предназначению они должны не творить мир, а удерживать уже налаженный.

Михаил Кукин: Уже долгие годы говорят, что ООН нужно реформировать. Есть ли осознание этого в мире и попытки реформировать ООН?

Юрий Сергеев: Желание членов ООН уже превышает ⅔ голов, необходимых для того, чтобы реформировать.

Даже принята специальная резолюция для того, чтобы начать этот процесс. Если ничего не произойдет, то ООН развалится. Пока нет никакой замены, но страны понимают, что так больше продолжаться не может. Когда ООН никак не отреагировала на кризис 2008 года, создали «Большую двадцатку».

Желание реформировать есть, направление определено. Но страны-основатели еще после Второй мировой войны распределили сферы своих интересов, и сейчас не спешат отказываться от привилегий.

Реформирование блокируется сейчас теми механизмами, которые разрабатывались этими странами. Их невозможно лишить членства в ООН, невозможно исключить из Совета Безопасности.

Елена Терещенко: Существует несколько других площадок. Например, недавно была конференция в Мюнхене. Ожидалось, что там будут активно обсуждать украинский вопрос, но этого не произошло. А что дальше?

Юрий Сергеев: Дальше будет тяжело. Мы в эпицентре кризиса. ООН не работает, система мировой безопасности рухнула.

Она разрушилась именно из-за агрессии против Украины. Это нужно восстанавливать. Как может страна-член ОБСЕ захватывать территорию другой страны-члена ОБСЕ? Нам нужно думать о конфигурации безопасности в Европе. ОБСЕ не работает. Если сейчас не взяться за восстановление балансов — будет совсем сложно.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.