Слушать

Электронные декларации обнародованы. Что дальше?

22 ноября 2016 - 17:13 141
Facebook Twitter Google+
За алгоритмом проверки е-деклараций строго следит общество. Что будет происходить в НАЗК, поясняет юрист Transparency International и юрсоветник коалиции «Декларации под контролем» Евгений Черняк

evgenyy_chernyak_1.jpg

Евгений Черняк // «Громадське радио»
Евгений Черняк

Анастасия Багалика: Вчера проходила пресс-конференция общественников по поводу того, что будет происходить с е-декларациями. И у общественного сектора, насколько я понимаю, какая-то позиция уже есть?

Евгений Черняк: Общая позиция есть, сейчас нарабатывается методика проверки деклараций, необходимый шаблоны обращений в Агентство по предотвращению коррупции, в Антикоррупционною бюро, то есть проводится работа, направленная на проверку деклараций. И, естественно, мы готовимся ко второй волне подачи декларации до 1 апреля 2017 года.

В следующем же году декларации будут подавать все чиновники, в том числе начальники больниц, руководители кафедр университетов и т. д. То есть будет большое количество декларантов, и к этому надо быть готовым.

Михаил Кукин: В обществе уверены, что в лучшем случае эти декларации были ритуальной церемонией для того, чтобы выполнить требования Запада, в худшем — еще один инструмент для наказания неугодных людей из числа чиновников. Что ждет тех, кто написал в декларациях неправду?

Евгений Черняк: Для того, чтобы было упрежденное правосудие, политические партии должны иметь полномочия наказывать, но они таких полномочий не имеют. Ими обладают лишь Агентство по предотвращению коррупции или Антикоррупционное бюро.

У чиновников не должно быть такого огромного количества наличных средств. Это говорит о недоверии к банковской системе, желании быть в тени

Михаил Кукин: Которые замкнуты на президентские силы?

Евгений Черняк: Я бы так не сказал, к Антикоррупционному бюро у меня вопросов не возникает по поводу того, что кто-то на кого-то влияет. То же самое хочется ожидать и от Агентства по предотвращению коррупции.

Что будет происходить? Сначала будет подсчет деклараций, потом полная проверка — сканирование декларация по базам. Если будут выявлены несоответствия в декларации на сумму 120 тысяч гривен и выше, то это административное правонарушение, за которое предусмотрен штраф в размере от 17 тысяч гривен.

Если несоответствия будут превышать сумму 340 тысяч — это уголовное правонарушение, что влечет за собой штраф, лишение свободы и общественные работы.

Если будут выявлены несоответствия в декларации на сумму 120 тысяч гривен и выше, то это административное правонарушение, за которое предусмотрен штраф в размере от 17 тысяч гривен

Поэтому есть основания проверять декларации и наказывать чиновников, которые решили скрыть данные, или, наоборот, внести то, что они нажили в последние годы за 2015-16 годы, это будет уже незаконное обогащение.

Михаил Кукин: Есть мнение, что чиновники декларируют большое количество денег под будущие взятки?

Евгений Черняк: Такие варианты тоже есть. Действительно, с наличными средствами есть проблема, тяжело проследить, откуда такие деньги, и куда они делись. Но при желании это все можно отследить, изучить трудовой путь декларанта, все сверить и проверить. И если обнаружится черный нал, то с этого нужно будет уплатить налог.

Тут другой момент, у чиновников не должно быть такого огромного количества наличных средств. Это говорит о недоверии к банковской системе, желании быть в тени.

Но сейчас механизм запущен, и я уверен, что лет через 5-10 в Украине будет так, что, если чиновник будет декларировать такие средства, он должен будет уйти с должности. Потому что должностные лица должны быть примером для других граждан.

Анастасия Багалика: Я так понимаю, что более важным этапом будет следующее декларирование в апреле, потому что можно сравнить нынешнюю и следующую, ибо можно будет найти несоответствия, к которым можно будет предъявить претензии?

Евгений Черняк: Четкие претензии можно предъявлять и по данной декларации, нужно просто нормально провести проверку. Я не сказал бы, что следующая волна деклараций будет важнее, а эта не важная, и на нее не нужно обращать столь пристального внимания.

Если несоответствия будут превышать сумму 340 тысяч – это уголовное правонарушение, что влечет за собой штраф, лишение свободы и общественные работы

У нас есть проблема в том, что, к сожалению, органы оказались не готовы к проверке деклараций, мы пока не видим результатов, хотя они уже должны быть. Хотя, там не так много сотрудников, и они проверяют декларации вручную, а на проверку одной декларации нужно потратить целый день.

Михаил Кукин: Больше проблем с проверками деклараций или больше перспектив?

Евгений Черняк: Если не будет проведена судебная реформа, не будет создан Высший антикоррупционный суд, то мы очень много потеряем на этапе рассмотрения дел в судах. Судьи не будут заинтересованы в нормальном рассмотрении дел, будут представлять себя на месте обвиняемых.

Михаил Кукин: Как вы относитесь к идее налоговой амнистии? Если человек декларирует свои миллионы и не может пояснить, откуда они у него, но готов заплатить налоги. Это хорошая идея?

Евгений Черняк: Идея хорошая, но она требует общественного широкого обсуждения, потому что имущественные расслоения в обществе очень большие. Нужны критерии. Если говорить о бизнесе, который вынужден в силу определенных причин выживать и быть отчасти в тени, и, если это будет локомотивом развития бюджета, давайте тогда развяжем им руки дадим возможность работать легально.

Михаил Кукин: Мы несколько опешили от некоторых деклараций, но это не сподвигло на массовые протесты. Общество свыкнется с этим или будет дальнейшая реакция?

Евгений Черняк: Общество у нас довольно разумное, и оно видит, что в силу вопросов безопасности сейчас не нужно проводить протестные акции, и, возможно, это правильная позиция. Но сейчас ситуация меняется: человек читает декларацию, видит доходы, а потом изучает биографию чиновника, и понимает, что этот декларант на самом деле ничего не сделал, чтобы заработать такие деньги.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.