Елка на передовой. Лучший подарок — это книга и внимание

29 декабря 2015 - 15:53 70
Facebook Twitter Google+
Волонтерка и журналистка рассказывает о поездке на передовую накануне новогодних праздников

Журналистка Евгения Гончарук только что вернулась с передовой, куда она возила не только еду, генераторы и другие полезные вещи для украинских военных, но и новогодние подарки. Самым лучшим подарком Евгения называет внимание: «Это шестая волна мобилизации, на передовой собрались люди со всей Украины. Им часто кажется, что все их забыли, поэтому им важно, что к ним приезжают из Киева. Мы привезли также видео о работе Кухарской сотни и батальона «Сетка» — бойцы смотрели это видео со слезами на глазах. Также важно, что дети, отправляя свои рисунки для солдат, вкладывают туда свои номера телефонов».

Ирина Славинская: Новый год уже начали праздновать?

Евгения Гончарук: Они его начинают праздновать по приезду волонтеров. У тех, кто стоит на блокпостах, где-нигде можно увидеть елочку. И когда ты достаешь им какой-то маленький подарок, потому что это хочется сделать, когда они, угрюмые, тебя спрашивают: кто, куда, откуда едете. И когда ты достаешь им маленький подарок, они расплываются в улыбке. Поэтому очень здорово и приятно это делать.

Лариса Денисенко: Как планируются празднования, которые в нашей стране как начинаются 19 декабря, так и длятся до 19 января? В таких условиях, естественно, размаха не получится, но голь на выдумки хитра. Что они придумывают?

Евгения Гончарук: Они, как минимум, стараются, если есть возможность, какую-то гирляндочку повесить. Бойцы вот прислали фотографию. На одной из стен бункера, в котором они живут, повесили флаг и на его фоне небольшую гирлянду, которая светится. А это люди, которые месяца два сидели без света. Мы им, как они шутят, принесли свет буквально: привезли генератор, и теперь у них есть возможность включить лампочку и новогоднюю гирлянду.

В связи с этим какой-то маленький антураж, а во-вторых, это попытка сделать какой-то праздничный стол. Кто-то из них сказал, что сделает «оливье» или «шубу». Это минимальное меню, которое будет ассоциироваться с праздником. По поводу алкоголя — это отдельная история. Я так понимаю, все будет зависеть от руководства взвода или роты. Понятно, что нежелательно это делать. Но неизвестно, как сложится история с алкоголем на столе.

Лариса Денисенко: Женя, а говорят о том, что, возможно, будут какие-то провокации? Готовы ли они к этому?

Ирина Славинская: Кроме того перед каждым праздником есть подозрения, что воспользуются затишьем, расслабленностью для атаки…

Евгения Гончарук: Все говорят о том, что Путин любит еще и даты, что у него есть к этому привязка. Если мы вспомним Дебальцево и аэропорт. Это все было в районе 20-х чисел декабря, 20-х чисел января. Есть какое-то опасение. Сейчас, в принципе, те, кто уже прошел боевые действия, всегда на стреме. Видно по их поведению, что они всегда готовы к тому, что может что-то произойти, поэтому не расслабляются. Но я пыталась расспросить, ожидают ли они. Они дали отрицательный ответ.

Лариса Денисенко: А приходят им какие-то открытки, весточки от родственников? Насколько активизирован процесс. Я знаю, что по всей Украине дети не прекращали рисовать.

Евгения Гончарук: Насколько я знаю, многие позволяют себе поддерживать постоянно телефонную связь. Кто имеет возможность, выезжает в ближайшие населенные пункты, где им могут прислать что-то необходимое. Но у нас была цель: мы просили, чтобы они озвучили, что им нужно. На одной позиции четко была огромная просьба — книжки. Когда ты достаешь им генератор, буржуйку, а потом книжки, у них реакция просто в пять раз активнее и веселее.

Ирина Славинская: А что читают на передовой? Что просят?

Евгения Гончарук: Тематических заказов, честно сказать, не было. Но им нравится современная литература, которая касается политического анализа того, что происходит. Они пытаются осмыслить, что будет с ними, потому что они часть этого процесса. Мне передавали очень много «Аэропорт» Сергея Лойко. Мне передавали нашу современную украинскую литературу. Большое разнообразие, хотя, например, по поводу «Аэропорта» у меня были сомнения. Я свою в стопку не положила. Почему-то не рискнула.

Ирина Славинская: А есть какие-то фидбэки? Что говорят украинские солдаты о книгах, которые написаны о них? Уже упомянут «Аэропорт» Сергея Лойко, это книга о событиях, которые происходили с украинскими военными. Есть книга писательницы Галины Вдовиченко, которая написала роман «Мариупольский процесс», который посвящен опыту плена одного из украинских солдат. Что слышно о том, что они читали?

Евгения Гончарук: Они рады тому, что есть это. Что люди могут узнать о том, что происходит с ними там. Это главный меседж. Мы забываем о том, что на самом деле, военные очень много времени занимаются обычным бытом, они пытаются себя занять в это время: когда все почищено, помыто, перестирано, и идет час-второй, и десятый день, и не один месяц. Потому что есть вторая линия, есть более глубокий тыл. Там тоже солдаты. Поэтому книга — одна из очень классных альтернатив, чем себя занять, чтобы не сойти с ума и не спиться.

Ирина Славинская: Что лучше всего предложить украинским солдатам под елку?

Евгения Гончарук: Это пятая-шестая волна мобилизация, люди из разных уголков, в большинстве своем это не городские. К ним приезжают из Киева и показывают, что их не забыли. А в этот раз мы привезли небольшие видеоролики: мы приезжали к Кухарской сотне и батальону «Сетка» и показывали этот процесс. Мы показывали, что Киев, который, казалось бы, забыл о том, что происходит, уходя в подполье после офисов, продолжает работать как тыл. Когда они посмотрели это видео, у меня, глядя на них, слезы наворачивались на глаза. Очень часть детки вкладывают в передачи номера телефонов. И мы просим набрать их. Эту связь протянуть между теми, кто там, и нами, тылом — это, мне кажется, самое важное.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.