Если Путин усугубит конфликт, это будет финал его карьеры — Жданов

18 ноября 2015 - 17:05
FacebookTwitterGoogle+
Во время перемирие наши позиции под огнем, а погибших в бою называют «небоевыми потерями». Что происходит на самом деле и как будет развиваться ситуация, рассказал военный эксперт Олег Жданов

Юрий Макаров: Что происходит на Донбассе? Перемирия действует?

Олег Жданов: Перемирия как не было, так и нет. У нас только состоялась подмена понятий, и обстрелы на период выборов начали называть провокациями. Сейчас происходит очередной нажим на Украину с помощью периодической «кровавой бани». Когда количество потерь достигнет внушительных цифр, нам опять предложат сесть за стол переговоров. Таким способом с Украины выдавливают политические уступки.

Юрий Макаров: Какие уступки они хотят получить на переговорах?

Олег Жданов: Первое — это легализация обеих республик (ДНР и ЛНР) и ввод их в состав Украины на правах автономии с правом вето во внешней политике Украины. Для этого нужно внести изменения в Конституцию и принять ряд законов. Они добиваться принятия законов об амнистии и о проведении местных выборов.

Анастасия Багалика: Вчера боевики заявляли о том, что в Минске обсуждают возобновлениях работы платежных систем.

Олег Жданов: Оккупированные территории содержатся за счет Украины. Отопление, газ, про довольство — все сейчас поступает с украинской территории. Доля российского снабжения меньше 30%. В России тяжелая финансовая ситуация, огромная проблема — содержание Крыма. Много денег идет на войну с Сирией. Поэтому они хотят, чтобы Украина возобновила социальные выплаты в том числе.

Юрий Макаров: Фронтовики жалуются, что им не позволяют отвечать на обстреле. Вчера Президент заявил, что он разрешает стрелять в ответ. Это что-то значит?

Олег Жданов: Это политическое заявление. Мнение родственников  и друзей военнослужащих может очень сильно влиять на обще украинское мнение. За незаконное применение оружия дают от 5 до 7 лет. Сидеть под обстрелом и ничего не делать — это психологически тяжело. Учитывая то, что за прошлую неделю около 20 человек убитых и больше 30 раненых, Президент понимает, что социальное мнение меняется очень быстро.

В прошлом году за 4 месяца перемирия мы потеряли 1,5 тис км2. Именно потому, что они открывали огонь, бойцы уходили, чтобы сохранить жизнь, и сепаратисты за то время занимали территорию.

Анастасия Багалика: Мы чего-то научились за прошлый год?

Олег Жданов: Войска научились. Но внутренняя политика руководства страны оставляет желать лучшего. Надо отступать — отступаем. Надо подписать документ — подписывает ценой жизни людей.

Юрий Макаров: Президент первого мобильного госпиталя в эфире «Гром адского радио» сказал, что вследствие очередной атаки боевиков погибло 15 наших военных. После чего Генштаб с пеной у рта опровергал эту цифру.

Олег Жданов: Официальная информация очень резко отличается от реальной ситуации. Большинство потерь списываться на небоевые потери (например, неосторожное обращение с оружием). Это носит массовый характер.

Юрий Макаров: У нас огромная система волонтеров, активистов. Эта тема подымается?

Олег Жданов: Да, и самые большие скандалы получаться, когда родственники приходят в военкомат, чтобы оформить справку о гибели, чтобы получать выплаты за убитого или раненого. А в материалах расследования написано «небоевые потери». За это не положены выплаты.

Бороться с этим явлением очень тяжело, потому что прокуратура стоит на страже, чтобы это не выходило наружу.

Юрий Макаров: С зоны поступают сведения, что боевики обстреливают собственные территории. Зачем?

Олег Жданов: Для создания общественного мнения. Они выезжают у нейтральную территорию, делают пару пострелов в нашу сторону, потом разворачиваются и стреляют по жилых кварталах, как будто их обстреливает украинская армия. Это практикуется с первых дней.

Юрий Макаров: Возможно ли, что обстрелы украинской стороны — эксцесс исполнителя?

Олег Жданов: РФ практически полностью структурировала наемную армию. Они создали два корпуса и наводняют их штатными офицерами. У себя они проводят жёсткую агитацию, как в свое время в Афганистан. Они стараются налаживать работу между своими подразделениями. Средний возраст наших мобилизованных военных — 40 лет, с ними не поговоришь, как с пацанами,  нужно давать здравый, взвешенный приказ. У них точно такая же картина. Кроме того, эти люди, когда идут боевые действия, получают одни зарплаты, когда боевых действий нету — совсем другую.

Анастасия Багалика: В Донецк и Луганск массово прибывает боевая техника. Это элемент запугивание или это может привести к возрастанию столкновений?

Олег Жданов: У нас численное превосходство во всех отношениях, и вводом техники Путин обеспечивает себя от наступления. Чтобы иметь успех, надо применить ракетные системы, авиацию. А это новый уровень эскалации конфликта, за который Россия получить санкции высшего уровня.

Я считаю, что Путин не рискнет усугублять конфликт, потому что это будет финал его политической карьеры.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.