Слушать

«Если ты не борешься, ты на стороне зла», — писатель

10 августа 2016 - 22:32 209
Facebook Twitter Google+
За 8 месяцев я побывал в 40 городах. Провел где-то 150 встреч. На каждой встрече два ключевых вопроса: сколько людей погибло и будут ли наказаны виновные, — Евгений Положий

С писателем и журналистом Евгением Положием говорим об Иловайской трагедии, книге «Иловайск», которая базируется на документальных фактах, а также новой книге писателя и петиции признать 29-30 августа днями памяти погибших в Иловайском котле.

Лариса Денисенко: Об «Иловайске» многие говорили, что там нет главного героя. Почему вы избрали такой прием? И о чем будет вторая книга?

Евгений Положий: Когда я искали информацию, встретился с огромным количеством людей. Каждый из них мог быть главным героем. Их истории настолько невероятны, человеческие качества настолько велики, что я решил сделать отдельные новеллы. Они пересекаются. Выделить кого-то одного я посчитал неправильным.

unnamed.jpg

Евгений Положий // «Громадське радио»
Евгений Положий

Лариса Денисенко: Чьи голоса будут звучать в новой книге, о чем они будут рассказывать?

Евгений Положий: Это истории, которые не поместились в Иловайск. Есть три главных героя. Один из героев, к сожалению, погиб, это врач Влад Ковалев. Это был очень светлый и добрый доктор.

В целом, это история о справедливости. Главный герой всю жизнь боролся за справедливость. Сам он обходчик колий — человек, который обстукивал колеса в поездах. Когда началась война, он пошел. Взял пулемет, а потом снайперскую винтовку.

Лариса Денисенко: Нужно ли читателю прочесть «Иловайск», чтобы вторая книга была более понятна?

Евгений Положий: Думаю, не обязательно читать «Иловайск» для понимания второй книги. Но в целом, «Иловайск» нужно прочитать обязательно. Эта книга построена на фактах, вымысел там только в мечтах, диалогах. Вторая книга немножко о другом, чем только о войне. Это пружина справедливости, которая заставляет людей что-то делать, изменить в жизни.

Когда что-то начинается в стране, человек идет со всей семьей на Майдан, с Майдана он идет воевать. Тяжелое ранение, инвалидность, он возвращается в свой маленький райцентр и говорит себе: «Все, я сделал все свое. Я боролся за справедливость, мой дом защищен». Он инвалид, не может вернуться на свою работу, денег мало. После восьми операций он обнаруживает, что в городе самый главный феодал — это бывший комбат добровольческого батальона. Такие, как он, выжгли в людях понимание о справедливости, которое было заложено в осенних и зимних днях Майдана. Главный герой даже идет устраиваться на работу к нему, потому, что они товарищи, были вместе и на Майдане. Там у них диалог, и он понимает, что не может этого сделать. После этого он возвращается к той борьбе за справедливость. Он понимает, что в жизни так не бывает: что я свое сделал, мне 45 лет, я сел на диван и все. Ты или на этой стороне, или на той. Ты или борешься, или нет. А если ты не борешься, ты на стороне зла.

Михаил Кукин: После презентации первой книги «Иловайск» журналисты спрашивали, как вы считаете, было ли поражение под Иловайском предательством, следствием глупости или еще чем-то, ведь в книге нет прямого ответа. Вы говорили, что не имеете однозначного ответа. Сейчас он есть?

Евгений Положий: Нет. Я все-таки журналист. Я привык оперировать фактами. Мне недостаточно тех фактов, что у меня есть, чтобы обвинить конкретных людей. Я пришел к выводам парадоксальным и противоположным общепринятым — тех, которые обвиняют власть, президента и т. д.

Михаил Кукин: Вы считаете, что они невиноваты?

Евгений Положий: Они виноваты в одном: в том, что допустили это. В том, что 24 на День Независимости, вместо того, чтобы оперативно реагировать на вторжение российских войск, Муженко, Гелетей, Порошенко принимали парад, вручали ордена, отмечали события.

Михаил Кукин: На сайте президента есть петиция, опубликованная 19 дней назад. До конца сбора подписей остался 71 день из 90. Это петиция признать 29-30 августа днями памяти погибших в Иловайском котле. Эта петиция спустя 19 дней набрала 872 подписи из 25 000 необходимых. И вряд ли пройдет.

Евгений Положий: За 8 месяцев я побывал в 40 городах. Провел где-то 150 встреч. На каждой встрече два ключевых вопроса: сколько людей погибло и будут ли наказаны виновные. Люди очень интересуются. Ребята, которые сделали петицию (одни из прототипов книги) не понимают, как это раскрутить и т.д. Они пытаются что-то делать, но они простые солдаты. Единственное, что нужно им, это справедливость. Власть должна хотя-бы встать и помолчать — вы послали людей на убой.

Лариса Денисенко: Вы поддерживаете связь с ребятами. Их опрашивали с точки зрения того, что идет расследование, что они говорили? Когда происходят такие трагедии у каждого своя правда. Есть ли базис, чтобы добраться до кого-то?

Евгений Положий: Опрашивали и опрашивают. Но я хочу вернуться к качеству расследования. Последние официальные громкие заявления были сделаны военным прокурором Матиосом 14-го августа прошлого года. Официально убитых, пропавших без вести — 524. Он дает следующие цифры: в окружении было 1050. 4 пушки, 4 миномета было только в одном взводе «Донбасса». 1050 — это он дает цифру без добровольческих батальонов и тербатов. Мы не считаем их. Гелетей дал первую цифру 107 погибших. «Черный тюльпан» уже в октябре подняли 400 человек. И это без тех, которых вывезли КАМАЗами. Я очень сомневаюсь, что качество расследование будет высоким.

Во-вторых, ребят опрашивают. Мы встречались с Ваней Погореловым из 42-го тербата. Их 27 числа послали, зная, что там 6-7 тысяч россиян и куча бронетехники. А их послали на поломанной технике, с ужасной связью — 500 человек прорвать «невеличке кілечко». Конечно, их заманили в засаду и «розбехкали». Он долго лежал в поле с маленькой девочкой — это отдельная история, очень сентиментальна, но она хорошо закончилась. Так вот, он был на допросе в Киеве, и говорит: «Я следователя допрашивал». Это была формальность.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.