Если Украина не предоставит мне убежище, в России я сяду, — активист

13 мая 2016 - 20:52 168
Facebook Twitter Google+
Российский активист Александр Шелковенков просит политубежища в Украине. Чего национал-большевик ждет от соседнего государства?

Ирина Ромалийская: Почему вы попросили убежище?

Александр Шелковенков: В связи с моими оппозиционными взглядами начались преследования со стороны российских спецслужб. Я был вынужден покинуть институт, меня арестовали во время сессии. Не мог официально устроится на работу.

12 июня 2015 года в мою квартиру ворвались спецслужбы, Алексей Окопный из ФСБ избил меня, угрожал завести дело о терроризме. Также мне приписывали кражу 17 млн рублей. Это явно сфабрикованное дело.

Сотрудник ФСБ намекнул, что меня ждет арест или что-то еще хуже.

Наталия Соколенко: Что такое национал-большевизм?

Александр Шелковенков: Во время Майдана партия «Другая Россия» Лимонова раскололась на тех, кто поддержал Майдан, и тех, кто нет. Вот национал-большевистская платформа не поддерживает войну в Украине.

Ирина Ромалийская: Как вас встретили украинские пограничники?

Александр Шелковенков: Мне достаточно быстро помогли оформить заявление о получении статуса беженца. Первый ответ будет 10 числа.

Наталия Соколенко: Какие ваши планы в Украине?

Александр Шелковенков: Для начала нужно получить статус беженца.

Ирина Ромалийская: Есть ли у вас связь с политическими деятелями?

Александр Шелковенков: Да, с теми, кто переехал сюда из России, с украинскими тоже есть.

Наталия Соколенко: Разбираетесь ли в украинской политической ситуации?

Александр Шелковенков: Я не могу озвучивать свое мнение, я россиянин, влиять я должен на ситуацию в России. В Украине должны решать украинцы.

Ирина Ромалийская: Чем вы планируете заниматься?

Александр Шелковенков: Нужно получить статус беженца, работать, помогать оппозиционерам в России.

Ирина Ромалийская: Я вот нашла ваше письмо Надежде Савченко. Она вам отвечает.

Александр Шелковенков: Я написал ей, когда она держала сухую голодовку.

Ирина Ромалийская: Собираетесь ли вы заниматься политической или общественной деятельностью в Украине?

Александр Шелковенков: Буду только поддерживать российских оппозиционеров.

Ирина Ромалийская: Вас поддерживали близкие?

Александр Шелковенков: Мама не поддерживала, сестра заняла нейтральную позицию, а вот папа поддержал. С мамой мы на эту тему не разговариваем. Поддерживаю отношения с некоторыми друзьями.

Наталия Соколенко: Как вы видите будущее России?

Александр Шелковенков: Путин не вечен. Надеюсь, что власть сменится, будет парламентская республика, демократия и не будет политзаключенных. Нужно полностью разрушить путинскую вертикаль власти. И уже нужно ставить определенные требования.

Наталия Соколенко: Что повлияло на вашу позицию?

Александр Шелковенков: Я увлекался фотографией, фотографировал митинги. Видел события своими глазами. Меня возмутили политические заключенные, само это явление.

Ирина Ромалийская: Что будете делать, если не получите политического убежища?

Александр Шелковенков: Не знаю, что буду делать, если мне откажут. Если вернусь на родину, меня посадят. У меня нет загранпаспорта, в другие страны не смогу обратиться.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.