«Это не для эфира», — о том, как бойцы ВСУ смотрели пресс-конференцию президента

19 января 2016 - 19:23 619
Facebook Twitter Google+

Гості

Волонтер Захарыч, регулярно ездящий на передовую к украинским военным, рассказывает о поездке на Луганщину, из которой возвратился накануне

Андрей Куликов: Где вы были в Луганской области?

Волонтер Захарыч: В районе Старого Айдара, поселка Широкого. Я там был уже порядка 50 раз. Каждый раз мы везем разные вещи. Вот сейчас основная ценность — это теплая одежда. С формой вопрос практически закрыт.

Олег Билецкий: Как изменилась ситуация после объявления перемирия?

Волонтер Захарыч: Там много злости. Ребята не понимают, что дальше. Они не понимают, почему у них забрали технику, почему опечатаны патроны. Главный вопрос: «Что дальше?»

Я считаю, что то, что делает в плане военной доктрины Петр Порошено — это очень правильно. Я видел технику нашу и их, и понимаю, что воевать с Россией нам очень рано.

Пускай ребята лучше сидят в окопах, чем гибнут.

Андрей Куликов: Есть ли изменения после заявления Грызлова о перемирии?

Волонтер Захарыч: Нет. У солдат, и даже командиров рот, информации ноль. Мы возим газеты, журналы. В этот раз я привез запись пресс-конференции президента на флешке, ребята сидели и слушали полтора часа.

Андрей Куликов: Какая реакция была?

Волонтер Захарыч: Это на радио нельзя озвучивать. Ребята сидят в глухом месте, нет связи. Информацию получить сложно. Срабатывает злость.

Олег Билецкий: Что делают капелланы?

Волонтер Захарыч: Я их встречал не часто, но это золотые люди. Они должны поддерживать морально-психологическое состояние ребят. Просто хочу сказать им: «Спасибо!».

Олег Билецкий: Бойцам часто приходится слушать радио «ДНР». Из-за этого возникают проблемы с информированностью?

Волонтер Захарыч: Они и телевидение тамошнее смотрят. Когда я приезжал туда, я слышал такие вещи, что волосы дыбом вставали. Мы там проигрываем полностью в информационном плане.

Например, они говорили, что волонтеры подрывают ВВП.

Андрей Куликов: Какое самое потрясающее впечатление из последней поездки?

Волонтер Захарыч: У меня военный на блокпосте, когда просил документы, спросил, есть ли у нас что-то покушать. Я был в шоке. Такого уже давно не было. Мы дали все, что могли дать.

А из приятных впечатлений, тоже на блокпосте военный спросил: «Хлопці, а прапор є?».

Андрей Куликов: Вот у вас они вежливо попросили, а у кого-то могут и отнять.

Волонтер Захарыч: Нет, там совсем другие люди.

Ребята иногда снова возвращаются на фронт, потому что говорят, что там больше правды. Есть всякие люди, но в основной массе — это хорошие.

Если бы не были волонтерам, то он у нас бы не попросил. Там просто замело, и им не доставили еду. Это единичный случай.

Олег Билецкий: Там есть проблемы с топливом?

Волонтер Захарыч: Например, в Счастье бензин есть всех видов, газа нет уже давно. Цены такие же, как везде.

Единственное, там много разрушенных заправок. В этом проблема есть.

Андрей Куликов: Как местное население относится к военным?

 Волонтер Захарыч: Подкармливают, помогают. Я приехал, смотрю — у них хлеб свежий. Рассказали, что местные жители принесли.

Бывает, конечно, что и в след плюют.

Андрей Куликов: А вы смотрели программы «ДНР»? На вас действует пропаганда?

Волонтер Захарыч: Да. Первых полчаса противно, а потом начинаешь верить.

Это огромные недоработки. Те газеты, которые я привожу, читают моментально, а дальше — вакуум.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.