Слушать

Еврокомиссия признает, что «Северный поток−2» противоречит законам ЕС, — прогноз

23 июля 2016 - 19:31 146
Facebook Twitter Google+
Эксперт по энергетике Сергей Дяченко комментирует обращение Польши в Еврокомиссию насчет возможной монополии

17.00sergey_dyachenko.jpg

Сергей Дяченко // «Громадське радио»
Сергей Дяченко

Польский антимонопольный регулятор не согласовал создание совместного предприятия для строительства «Северного потока-2». Об этом польским Сеймом было подано обращение в Еврокомиссию. В студии «Громадського радио» возможное решение институции, которое будет принято в августе, комментирует глава бюро комплексного анализа и прогноза Сергей Дяченко.

Ольга Веснянка: Отказали ли Газпрому?

Сергей Дяченко: Пока что нет. Поляки подали заявку в Европейскую комиссию по поводу монопольного положения, которое возникнет при транспортировке газа, в случае реализации проекта «Северный поток-2». До конца августа Европейская комиссия должна рассмотреть эту заявку.

Алексей Бурлаков: Что теперь будет со всей системой передачи газа из России в Европу?

Сергей Дяченко: Если поставки европейского газа в Россию останутся на том же уровне, будет достаточно обходных мощностей для того, чтобы обойтись без украинской газотранспортной системы.

Против этого имеется множество возражений. Операционные затраты на подводных газопроводах выше. Таким образом от этого выиграют только владельцы газопроводов, они же — поставщики. Если вы владеете газопроводом и одновременно являетесь поставщиком, вы можете выставлять любую цену сами себе за транзит. Расчеты показывают, что транспортировка газа через «Северный поток-2» будет на 20-30% дороже.

Ольга Веснянка: Как вы оцениваете обращение к Еврокомиссии Польского антимонопольного регулятора? Является ли это сигналом о том, что поляки не хотят участвовать в строительстве «Северного потока-2»?

Сергей Дяченко: Поляки в нем и не участвовали. В строительстве принимали участие немцы, австрийцы, голландцы, швейцарцы, британцы и французы. Газпром давит на то, что поляки не были участниками этого проекта, а значит, на их заявку не стоит обращать внимание. Поляки же говорят о том, что это приведет к подорожанию газа во всей Европе. То, что сейчас поляки получают через наши транспортные системы, они будут вынуждены транспортировать через территорию Германии. Таким образом, немцы с Газпромом будут иметь монопольное положение. Это может вызвать подорожание газа, а кроме того, это противоречит конкурентному законодательству Европейского Союза.

Во всем этом есть один политический смысл — оставить Украину без транзита. Наша транспортная система является сверхконкурентной в экономическом смысле и в смысле безопасности. Если что-то случилось на газопроводе, он ремонту не подлежит.

Алексей Бурлаков: До обращения Польского антимонопольного регулятора Болгария, Чехия, Британия, а также вся Прибалтика говорили о том, что их не устраивает «Северный поток-2». Это свидетельствует о будущем разломе внутри Европы? Как это повлияет на Украину?

Сергей Дяченко: Решение будет за Европейской комиссией. Первой реакции стоит ожидать в конце августа. Будем надеется на последовательность европейцев. Я ожидаю принятия гибкого решения.

Алексей Бурлаков: Может ли Украина поучаствовать в европейском переделе сфер влияния?

Сергей Дяченко: Может. Разговор о создании хабов на основе наших хранилищ ведется давно. Украинские хранилища — выгодный вариант для хранения газа, поскольку постройка новых хранилищ — дорогостоящий процесс.

Если европейские страны будут последовательными, Украина будет вписываться в контекст. Если же отдельные компании-поставщики газа, имеющие давние контрактные соглашения с ООН, будут диктовать свои условия, Украине будет сложнее.

Ольга Веснянка: Прекращение развития «Северного потока-2» на европейском энергетическом рынке выгодно для Украины?

Сергей Дяченко: Нам, как стране-транзитеру, хочется сохранить свои транзитные позиции. Со стороны России «Северный поток-2» — это политический проект, направленный на создание обходных маршрутов.

Алексей Бурлаков: Россия грозилась построить газопровод в Крым. Это возможно на данный момент?

Сергей Дяченко: Благодаря инвестициям Украины в разработку черноморского шельфа, Крым сейчас находится на нулевом балансе по газу. В российской энергетической политике в отношении Крыма существует проблема энергообеспечения, и никакой мост им в этом не поможет.

Если Россия захочет создать независимую систему энергообеспечения Крыма, им нужно будет строить ТЭС. Понадобится 4 гигаватта установленной мощности. 1 гигаватт — это 1 млрд.3 газа в год. Таким образом им нужно взять где-то 4 млрд.3 газа или заниматься развитием шельфа.

В этой ситуации логично тянуть трубу, но отката провода никто не отменял. Ожидайте трубного проекта, я думаю, он появится вскоре.

Ольга Веснянка: В Крыму сейчас используются ранее установленные мощности по возобновляемой энергетики?

Сергей Дяченко: Они работают, но не дают необходимых объемов. Так, например, солнце не может потребляться без маневровых мощностей. Маневровые мощности ранее туда поставляла Украина.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.