Слушать

Google News Lab поддержал стартап, который воссоздаст в виртуальной реальности трагедию на Институтской

18 июля 2017 - 17:52 583
Facebook Twitter Google+
Об этом поговорим с представителем проекта «New Cave Media» Алексеем Фурманом

В студии Громадського радио Алексей Фурман

Анастасия Багалика: Поговорим об еще одном грантовом проекте, который касается медиа и виртуальной реальности. Проект получил большой грант от «Google News Lab», называется  «New Cave Media» 

Алексей Фурман: Это наш стартап, который мы с тремя коллегами основали летом 2016. Наша компания занимается 360 видео и проектами виртуальной реальности. Мы первые в Украине, кто адаптируют 360 видео к журналистским историям.

360 видео – это сферическое видео, которое можно смотреть по-разному, но оно стало интересным, потому что его можно смотреть в очках виртуальной реальности – ты надеваешь очки и оказываешься в месте, в котором сняли видео.

Первый фильм New York Times – трендсеттеров виртуальной реальности – был посвящен детям беженцев, а одна из историй была посвящена Украине. Он стал первым проектом, который я увидел, и отличным примером, как сферическое видео может рассказать историю для медиа.

Это дает потрясающий эффект присутствия, где журналист отходит на второй план, и ты, если не прямо взаимодействуешь с героями, то все равно чувствуешь себя в непосредственной близости к ним.

Анастасия Багалика: Это звучит круто, но все равно непонятно, о чем будут видео, кто будет зрителем, где их можно будет смотреть?

Алексей Фурман: Четыре наших истории уже можно увидеть в украинских медиа (Радио Свобода, Украинская правда), благодаря гранту Интерньюз с начала 2017 года. Скоро мы выпустим пятую историю, и все они сняты в Украине и посвящены жизни переселенцев.

Анастасия Багалика: Как и что вы снимаете, чтобы зрителю было интересно? 

Алексей Фурман: Чаще всего мы снимаем не события, а жизнь людей – это намного интереснее. Когда 360 только появилось, все стремились засунуть камеру прям внутрь события, чтоб увидеть, как на самом деле выглядит протест или дальние города. Но сейчас в приоритете сторителлинг.

Все камеры для этого мы закупали в США, потому что летом 2016 в Украине еще не было такой техники. Но сейчас мы делаем шаг еще дальше: фотограмметрия. Это не самая новая технология, но она позволяет фотографировать локации на обычную камеру, чтоб потом создавать 3D модели. Это исправляет основные недостатки 360 видео: например, невозможность передвижения.

Именно это и заинтересовало Google News Lab. Мы предложили им снимать места, в которых происходили трагедии: массовые убийства или природные катастрофы, чтоб зритель мог ходить по этим местам.

Анастасия Багалика: Очень важная инициатива, особенно зная, что в нашей стране трагических событий было очень много: недавно была годовщина падения Боинга, через пару дней – годовщина со смерти Павла Шеремета. Таких годовщин много в каждом месяце, а где бы вы хотели снимать сейчас?

Алексей Фурман: Один из вариантов, к которому мы склоняемся сильнее всего – улица Институтская. Дело не в том, что мы оцениваем это как самую важную трагедию, просто для каждой истории есть свой тип подачи. О смерти Павла Шеремета трудно было бы снять виртуальную реальность, нечего реконструировать. Для фотограмметрии идеально подходят большие локации.

Для этого проекта нам понадобиться год, но мы очень рассчитываем представить демоверсию уже к 20 февраля 2018.

Несмотря на то, что этот проект очень трудоемкий, мы задействуем небольшую команду из 15 человек.

Анастасия Багалика: Насколько все-таки важен журналист для 360 видео и фотограмметрии?

Алексей Фурман: Журналист исчезает из кадра физически, но без его прямого участия и вовлеченности не выйдет стройного нарратива, только хаос.

Анастасия Багалика: Как происходил процесс отбора идей для гранта от Google News Lab?

Алексей Фурман: Онлайн сообщество журналистов, которые снимают в 360, делились друг с другом опытом. И когда его создавали, у основателей уже была идея гранта, но его долго не оглашали. А когда огласили, то мы подали несколько заявок уже по фотограмметрии, потому что нам это казалось интереснее, чем обычное 360. Из 800 заявок из всех стран мира, одна наша дошла до финала и выиграла грант. На грант подавались и взяли его Washington Post, NPR, USA today – всего 11 победителей. Идей было очень много – и о создании подводной 360 камеры, и о том, как правильно затирать лица людей, которые хотят остаться анонимными в 360.

Анастасия Багалика: Насколько большой у вас грант?

Алексей Фурман: Когда ты смотришь на 20 тысяч долларов, кажется, что это много. Но когда начинаешь прописывать бюджет, то оказывается, что денег не хватит. Мы собираемся расширять бюджет.

Анастасия Багалика: Проект будет только об Институтской?

Алексей Фурман: Да, локация – только эта улица, но еще одним важным условием получения гранта было то, что мы должны регулярно рассказывать на платформе Medium, что и как мы делаем с фотограмметрией. Одна из главных целей всей программы в том, чтоб помочь маленьким медиа разрабатывать свой такой контент.

Фотограмметрия не обязательно должна быть посвящена большим локациям, это может быть место убийства, одна комната. Тем более, что этим может заниматься кто угодно с самой обычной камерой.

Анастасия Багалика: Кто-то уже делал фотограмметрию в Украине?

Алексей Фурман: Я знаю, что были идеи, но они не были реализованы, потому что это трудоемкий процесс.

Анастасия Багалика: Нужен ли какой-то сценарий для того, чтоб создать такое видео?

Алексей Фурман: Да. Можно дать человеку возможность ходить хаотично, но мы собираемся режиссировать весь процесс, тем более, что часть нашей команды была на Институтской 20 февраля и помнит, как это все было. Мы будем использовать и наши фотографии того времени. Уже точно знаем, что по улице зритель будет идти снизу-вверх.

Анастасия Багалика: А как человек будет получать информацию?

Алексей Фурман: Это будет голос, который будет проводить человека по местам и событиям, а еще архивные материалы. Из этого всего можно было бы сделать вирутальный музей, но мы хотим больше сторителлинга, больше нарративности.

Анастасия Багалика: Можно ли позже ваш опыт как-то использовать украинским медиа?

Алексей Фурман: У меня есть большая вера в то, что виртуальная реальность – это не трудно и очень интересно. Но для того, чтоб это становилось популярным, нужно, чтобы в это поверили и медиаменеджеры.

Анастасия Багалика: А как аудитория относится к виртуальной реальности, которая требует прямо участвовать в ситуации, без посредников-журналистов?

Алексей Фурман: Аудитория все охотнее, больше и лучше воспринимает интерактивные истории в медиа. Одна Американская компания проводила, как взаимодействуют зрители с 2D и 360 видео, если они об одном и том же. И несмотря на то, что с 360 все еще смотрят меньше, это абсолютно предсказуемо – его сложнее смотреть. Просто те, кто увидели, проявляют больший интерес к теме видео: ищут другую информацию и смотрят другой контент.

Анастасия Багалика: Есть же еще технические требования. Очки для виртуальной реальности украинцы почти не используют.

Алексей Фурман: Да, они не очень хорошо продаются. И если люди не хотят покупать очки и смотреть на смартфоне, то нам тогда лучше думать об офлайн местах для просмотра. Это много практикуют в Европе, даже в Киеве уже есть такой кинотеатр.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.