Госпомощь из бюджета должна создавать рабочие места – Денис Черников

12 ноября 2015 - 22:07 82
Facebook Twitter Google+
Украине нужно заново создавать схемы господдержки бизнеса по европейским стандартам

В соответствии с одним из аспектов соглашения об ассоциации с Европейским союзом Украина обязалась изменить систему предоставления государственной помощи предприятиям. Что представляет собой госпомощь бизнесу сегодня и какие изменения произойдут? Координатор парламентско-экспертной группы по вопросам евроинтеграции при комитете Верховного Совета по евроинтеграции Денис Черников говорит, что закон о государственной помощи субъектам хозяйствования принят в прошлом году и готовится  к выполнению. Согласно этому закону, Антимонопольный комитет будет иметь возможность мониторить проекты, которой не было ранее.

Наталья Соколенко: Денис, как эта система была организована ранее и что именно нужно изменить?

Денис Черников: Как вы знаете, многие годы были проблемы с возмещением НДС, проходила очень фундоментальная подготовка к Евро-2012 и долгие годы бюджет оказывал существенную поддержку шахтерам. Я бы привел эти примеры для того, чтобы понять, как это делалось у нас, и как должно было выглядеть по-европейски. Всем известно о невозмещении НДС, задержках, несправедливом возмещении сумм. Эта схема привела к нарушению конкуренции. Это подрывало финансовую стабильность предприятий, инвесторы уходили из Украины. Это схема неправильной коррупционной государственной поддержки. Правила ЕС написаны против таких схем, против избирательности, нецелевого использования. Второй пример – подготовка к Евро. За очень короткий срок пришлось привлечь под высокие проценты около 20 миллиардов долларов, одолжить. Сейчас это один из тех сюжетов, который угрожает, как минимум техническим дефолтом. Это, как тратились миллиарды, проводились тендеры – это тоже господдержка отельных бизнесов, приближенных к власти. Это недопустимо в ЕС.

Андрей Куликов: Это была поддержка бизнесов, приближенных к определенной власти? Или до того и после того такие примеры тоже были?

Денис Черников: Я сейчас не готов назвать, к какой власти они были приближены. Фирма «Альтком», например – победитель многих тендеров при строительстве к Евро-2012. Получается, что мы эти деньги потратили зря. Мы не создали того потенциала, который генерировал бы прибыль. И позволил бы за счет рыночной экономики вернуть их.

Наталья Соколенко: А если вернуться в период подготовки к Евро. Это года 2008, 2010, 2011. Правительство Тимошенко и Азарова были при власти. И распределяли эти деньги. Как бы проходило это распределение, если бы соглашение об ассоциации уже было подписано? И те нормы, которые прописаны по системе госпомощи, уже бы действовали. Что бы мы увидели?

Денис Черников: В первую очередь, были бы приняты законы о контроле в этой сфере, которые бы дали определенным органам, в том числе Антимонопольному комитету, инструменты надзора, мониторинга и пресечения подобных съем. Во втору очередь, если в любой ситуации, будь то закупки или денежные субсидии, льготы, гарантии – европейские правила требуют ограничения госпомощи: 30% стоимости проекта, 50%, может быть, 80%, но не 100%. Тут должна быть прозрачность в расчетах. Это проектный подход. Статьи расходов должны быть разрешенные и запрещенные. В этом состоит механизм государственного контроля в ЕС.

Наталья Соколенко: Так что нужно сделать? Какие законы создать? Структуры?

Денис Черников: У нас в прошлом году уже принят закон государственной помощи субъектам хозяйствования. Он готовится к выполнению. Согласно этому закону, Антимонопольный комитет будет иметь возможность мониторить проекты.

Наталья Соколенко: А я как журналист, гражданин, могу узнать сейчас, какие предприятия, за какие заслуги получали государственную помощь и на что потратили?

Денис Черников: То, что касается бюджетной поддержки, вы можете на основе закона о публичной информации обратиться в минфин и министерство, которое предоставляет поддержку. И попросить суммы расходов и перечень получателей. Что касается налоговых льгот, к сожалению, эта информация пока защищена нормами закона о коммерческой тайне. В налоговой администрации вы можете спросить суммы льгот согласно положению в налоговом кодексе. Она даст информацию о валовой сумме, а какие предприятия – по закону невозможно узнать для граждан. 

Наталья Соколенко: А в странах ЕС это открытая информация?

Денис Черников: Если мы сейчас говорим о роли контролирующего органа в сфере госпомощи, то эта информация будет им известна, когда заработает закон. У Антимонопольного комитета будут все рычаги и инструменты для того, чтобы получать информацию о схемах, получателях, предприятиях, анализировать то в контексте конкретного рынка и давать этому оценку.

Андрей Куликов: Господин Черников, кто в парламенте лоббирует принятие законодательства по вопросам госпомощи предприятиям по европейским стандартам, а кто – противостоит этому?

Денис Черников: Объективная ситуация такая, что народные депутаты просто не очень хорошо знают эти правила. Они сложные. С ними нужно ознакомиться, это требует времени. Есть много законопроектов, которые проходят через комитет промышленной политики. Они более близки к европейской практике. Но я бы не сказал, что они соответствуют правилам. Очень много законопроектов, к сожалению, генерируется Оппозиционным блоком, которые, мягко говоря, не соответствуют. И если в первом случае речь идет о том, что любой бизнес будет иметь возможность пользоваться. То в случае с оппоблоком, речь идет о конкретных территориях и предприятиях. Это очень устаревший подход, которым активно пользовались еще во времена Кучмы.

Андрей Куликов: Что остается самым непонятным для народных депутатов и их избирателей?

Денис Черников: Я бы разъяснил, что такое, собственно, эта государственная помощь предприятиям. Потому что мы привыкли к государственной помощи семьям, детям. А европейские правила выделяют четыре составляющих обязательных этого явления: предоставление за счет бюджета (бюджет должен понести какие-то расходы), избирательность (когда государственный орган принимает решение – этим или другим), выгода субъекта хозяйствования (которую он не мог бы получить в рыночных условиях) и это потенциальный или фактический вред конкуренции или внешней торговле. Когда эти четыре составляющих присутствуют, тогда запускается контроль в сфере государственной помощи и применяется массив правил.

Андрей Куликов: А есть какие-то подсчеты, какая отрасль получала более всего государственной помощи раньше, и какая – теперь?

Андрей Черников: Я думаю, что лидером госпомощи была и остается аграрная отрасль. Она не попадает под действие той системы, которую мы сегодня обсуждаем. Такая политика Европейского союза. Поддержка в сфере АПК регулируется соглашениями Всемирной торговой организации. Там есть ряд ограничений. Все остальное, любой другой вид деятельности попадает под сферу правил, которую мы обсуждаем. Генерация получала много льгот налоговых и прямую поддержку до конца 2013 года. На этапе последних двух лет произошло сокращение господдержки и тех объемов уже нет. Если говорить о планах на будущее, нужно создавать заново схемы поддержки бизнеса, которые соответствуют европейским стандартам.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.