Слушать

Украинского правозащитника задерживали в Узбекистане

23 октября 2016 - 19:55
FacebookTwitterGoogle+
Зухридин Мамашев обвиняется в родном для него Узбекистане в терроризме и сепаратизме. Украинские правозащитники уверяют — дело сфабриковано

17.00_maksym_kornyenko.jpg

Максим Корниенко // Фото из личного архива Максима Корниенко
Максим Корниенко

С нами на скайп-связи правозащитник Максим Корниенко.

В студии работают журналисты Александр Близнюк и Ирина Ромалийская.

Ирина Ромалийская: Что это за история? Кого и почему задержали?

Максим Корниенко: В 2004 году гражданин Узбекистана Зухридин Мамашев, учитывая тяжелое материальное положение его семьи, выехал в Украину для заработка, как это делают миллионы представителей Республики Узбекистан.

Тут он прожил 12 лет, женился и три недели назад у него родился сын.

В связи с утерей паспорта гражданина Узбекистана, в 2016 году Зухридин отправился в Республику Узбекистан с тем, чтобы восстановить паспорт и получить благословение своих родителей на брак, которое он раньше получить не мог.

21 марта в аэропорту Ташкента он был задержан сотрудниками правоохранительных органов, доставлен в отдел милиции города Кургантепы, где более 20 дней удерживался в подвале и подвергался пыткам.

21 марта в аэропорту Ташкента Мамашев был задержан сотрудниками правоохранительных органов, доставлен в отдел милиции города Кургантепы, где более 20 дней удерживался в подвале и подвергался пыткам

Целый месяц его семья в Украине не знала, что с ним. Когда в середине апреля мы выяснили, что он задержан, я вылетел в Узбекистан.

Хочу отметить, что за 12 лет жизни в Украине он ни разу не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности на территории Украины, о чем есть официальный ответ МВД.

Нам стало известно, что в 2014 году было возбуждено уголовное дело за события 1998 года по факту незаконного выезда из страны, сепаратизма, терроризма и попытке изменения конституционного строя.

Ирина Ромалийская: Что по версии следствия он пытался сделать?

Максим Корниенко: Он якобы читал запрещенную литературу и состоял в какой-то организации, которая запрещена в Узбекистане.

Александр Близнюк: О какой именно литературе идет речь?

Максим Корниенко: Нам не сообщают, говорят лишь, что эта литература запрещена в Узбекистане.

Я выяснял, что происходит, и уже 6 мая 2016 года в судебном заседании Зухридин заявил, что подвергался пыткам и не подписывал никаких показаний против себя, а лишь подписал некие белые листы бумаги под пытками, так как уже дальше не мог терпеть.

Ирина Ромалийская: О каких пытках рассказывает ваш подзащитный?

Максим Корниенко: Ему не давали кушать, избивали, угрожали расправой семье, которая находится на территории Узбекистана. А там проживает его больная мать, брат, племянники. Поэтому, когда он понял, что существует угроза их жизни, он подписал белые листы бумаги.

Ему не давали кушать, избивали, угрожали расправой семье, которая находится на территории Узбекистана

Ирина Ромалийская: Как отреагировал суд на его заявления?

Максим Корниенко: Никто никак не отреагировал, и в течении двух месяцев я написал более 40-ка жалоб в адрес правоохранительных органов Республики Узбекистан о том, что имеется факт пыток. Также в адрес омбудсмена этой Республики я направил официальное обращение, также, как и в адрес омбудсмена Украины Валерии Лутковской.

zuhrydyn.jpg

Зухридин Мамашев // Фото с личного архива Зухридина Мамашева
Зухридин Мамашев

Александр Близнюк: Есть ли реакция?

Максим Корниенко: Реакция была через два месяца: дан ответ, о том, что дело находится в суде. Но учитывая, что обращались и я, и депутаты Верховной Рады, и наш омбудсмен, и это дело было на контроле в посольстве США, то дело вернули на дорасследование, учитывая, что в деле недостаточно доказательств, а там их по сути нет вообще.

При этом более 100 человек Республики Узбекистан написали официальное письмо в адрес ныне покойного Ислама Каримова с просьбой прекратить террор в отношении гражданина, который ни в чем не виноват.

Но 8 июля 2016 сотрудниками Ташкентского отдела милиции я был похищен и доставлен в райотдел. Это так называлось у них задержание, хотя мне не было предъявлено никаких обвинений ни в административном, ни в уголовном деле.

И только по случайности я смог до нести до сотрудников посольства США, что я задержан, так как это дело находится у них на мониторинге.

Ирина Ромалийская: Как вы смогли с ними связаться, если вы находились в райотделе?

Максим Корниенко: У меня было два телефона, один из которых забрали, а второй не успели.

В итоге приехал консул Украины, представители посольства США и делегации Европарламента.

Ирина Ромалийская: То есть вы позвонили в американское посольство, а американские коллеги уже сообщили украинским?

Максим Корниенко: Да, это был последний звонок, который был в набранных, поэтому я успел позвонить именно туда.

Александр Близнюк: Вы свое задержание связываете именно с помощью Мамашеву?

Максим Корниенко: Мне об этом сказали прямо. За то, что я обратился президенту страны Каримову с просьбой возбудить уголовное дело в отношении сотрудников милиции. Поэтому единое требование, которое высказали сотрудники милиции, — чтобы я покинул страну.

Александр Близнюк: Мамашев действительно вел какую-то деятельность, что позволило правоохранительным органам возбудить против него уголовное дело. Какое у него было отношение к государственному строю страны?

Максим Корниенко: Он никогда не высказывался ни против президента страны, ни против правительства. Он уехал из Узбекистана, когда ему было 24 года. То есть это просто молодой парень, который занимался строительством как в Узбекистане, так и в Украине, он находился всегда вне политики, и вне общественных организаций.

Обвинения против него можно пояснить только тем, что человек более одного года находился за пределами Узбекистана. И это стандартная практика. Если узбек находится год за пределами страны, он становится на учет в консульство, и против него возбуждается уголовное дело.

Если узбек находится год за пределами страны, он становится на учет в консульство, и против него возбуждается уголовное дело.

Хочу обратить внимание, что это дело за 1998 год. Он уехал из страны в 2004 году. Почему 6 лет его не задерживали? Почему не было возбуждено никаких уголовных дел? А возбудили его только через 16 лет после того, как он якобы что-то совершил.

Ирина Ромалийская: Как на задержание Зухридина реагирует украинский МИД?

Максим Корниенко: Нам пришел официальный ответ, о том, что они сделали все, что возможно. Но что возможно, не очень нам понятно.

Хочу обратить внимание, что это дело за 1998 год. Он уехал из страны в 2004 году. Почему 6 лет его не задерживали?

Ирина Ромалийская: А что они сделали?

Максим Корниенко: Кроме того, что они направили ноту обеспокоенности в адрес МИДа Узбекистана, сделано ничего не было.

Фактически, было показательно нежелание Министерства иностранных дел Украины как-то помогать.

Александр Близнюк: С чем вы это связываете? И как в Узбекистане относятся к Украине и к тем событиям, которые происходят сейчас?

Максим Корниенко: В сентябре вышел репортаж на телеканале «Украина» о реальной ситуации в Узбекистане. Где мы видим, как представители узбекской власти обвинили Украину в захвате власти. Но Украина никак не отреагировала на то, что унижают ее народ и президента.

Поэтому я не удивлен, что, когда я был задержан, кроме ноты протеста, на которую по сегодняшний день нет ответа, никакой реакции нет. Хотя представители посольства США неоднократно предлагали консулу Украины донести эту информацию до министров. Ведь есть аудиозапись консула, которому отказали отдать мой паспорт гражданина Украины, и меня по сути конвоировали на границу, не дав возможности передвигаться свободно.

Это говорит о том, что уровень дипломатии со стороны Украины в Республике Узбекистан, очень низок.

Ирина Ромалийская: С чем вы это связываете?

Максим Корниенко: Я думаю, что Украина не хочет ни с кем ругаться.

Ирина Ромалийская: Как вы видите разрешение ситуации? И в ком состоянии находится Зухридин Мамашев?

Максим Корниенко: Состояние здоровья Мамашева вызывает у нас опасения, учитывая, что у него проблемы с желудком и головным мозгом.

Кроме того, что МИД Украины направило ноту обеспокоенности в адрес МИДа Узбекистана, сделано ничего не было

Мы со многими фракциями ВР Украины пытаемся созвать рабочую группу по связям с Республикой Узбекистан с приглашением посла Узбекистана в Украине с тем, чтобы получить официальные разъяснения и выработать механизм, который дал бы возможность Зухридину Мамашеву вернуться в Украину к своему ребенку.

Александр Близнюк: Какова дальнейшая юридическая процедура этого дела?

Максим Корниенко: Мы в который раз направили жалобу в Генеральную прокуратуру Узбекистана с просьбой закрыть данное дело в связи с тем, что в нем нет состава преступления. А это подтверждается двумя решениями суда Узбекистана.

По уточненной информации Посольства Украины в Узбекистане, Зухридин Мамашев не является гражданином Украины

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.