Слушать

«Громадське радио» в США: кто хочет, тот добьется!

29 апреля 2016 - 17:31 136
Facebook Twitter Google+
Главный редактор «Громадського радио» Кирилл Лукеренко и журналистка Ирина Ромалийская рассказывают о поездке в США 20-27 апреля, и обо встречах с коллегами с общественных радиостанций

13 043 588_1 166 738 510 044 396_6 834 953 391 652 499 274_n.jpg

Экскурсия "Громадського радио" на WNYC. Справа налево: Андрей Издрик, Дора Хомяк (Разом), Анастасия Багалика, Кирилл Лукеренко, Виталий Хоменко, Виктория Ермолаева, Ирина Ромалийская, Александр Бузюк и Татьяна Козырева (hromadske.tv) //
Экскурсия «Громадського радио» на WNYC. Справа налево: Андрей Издрик, Дора Хомяк (Разом), Анастасия Багалика, Кирилл Лукеренко, Виталий Хоменко, Виктория Ермолаева, Ирина Ромалийская, Александр Бузюк и Татьяна Козырева (hromadske.tv)

Михаил Кукин: Зачем команда «Громадського радио» ездила в США?

Кирилл Лукеренко: Каждый день у нас было несколько встреч, мы посетили четыре радиостанции, несколько фондов. Были в Нью-Йорке и Вашингтоне. Мы видели разное американское радио. Но не коммерческое, а общественное  Мы смотрели, как они делают то, что делаем мы.

Нью-Йоркская радиостанция WNYC получает 27,5 млн долларов в год, NPR получает 192 млн. Частично это пожертвования слушателей, частично — взносы фондов, помощь правительства, там очень сложная система.

npr_news.jpg

На зустрічі в «NPR» //
Журналисты «Громадського радио» на встрече с новостийщиками NPR

Там существует альтернатива коммерческому радио, люди там созрели и начали понимать, когда им что-то незаметно продают. Из-за этого и возникли общественные радиостанции: ведь люди хотят слушать человека, которому они платят деньги, а не платят деньги за рекламу. Они хотят слушать нейтрального человека, такого, как и сам слушатель. В Украине слушатели тоже хотят слушать то, за чем не стоит политика, власть или бизнес. 

Ирина Ромалийская: Меня поразила встреча в NPR, руководитель отдела расследований сказал, что бизнес дает деньги, но журналисты не знают, кто именно, чтобы это не отражалось в их материалах.

Кирилл Лукеренко: Мы видели как большие, так и маленькие организации. Например, крошечное афро-американское радио WBAI в Нью-Йорке. Они не получают деньги от спонсоров, живут на пожертвования слушателей, но они могут говорить о том, что считают нужным. У них есть аудитория, которая им платят. И лично для меня это была самая важная встреча. Люди делают работу в любых условиях, не поступаются своими принципами. И всегда найдутся те, кто им поможет.

Михаил Кукин: Было чему поучится? Строже ли там придерживаются журналистских стандартов?

Ирина Ромалийская: Чем мы? Я настаиваю, что нет.

Кирилл Лукеренко: Мы с ними говорили на одном языке. У людей с общественных радиостанций одни и те же вопросы и проблемы: где найти деньги, как обеспечить слушателей наиболее сбалансированной информацией. Мы спрашивали, как они организовывают работу, там, кстати, интересные графики работы.

Ирина Ромалийская: Вещание круглосуточное, журналисты работают и ночью тоже.

voa_lukerenko.jpg

Кирило Лукеренко на «Голосі Америки» //
Кирилл Лукеренко дает интервью «Вікну в Америку», телепрограмме «Голоса Америки»

Кирилл Лукеренко: Будем заимствовать то, как работают выпускающие редакторы. Интересно, как они ищут деньги. Нам помогают люди и фонды. В США общественное радио ходит также по богатым организациям, это называется спонсорство. Мы так не делаем. Пока.

Михаил Кукин: Потому что у нас спонсорство в большинстве случаев называется «заказуха».

Ирина Ромалийская: Но кому, как не нам, это менять этот стереотип?

Михаил Кукин: Есть ли у них противостояние политическому давлению?

Ирина Ромалийская: Они не понимают, что даже маленькие радиостанции начнут кого-то пиарить. Для них такого быть не может. Слушатели сразу услышат, поймут, что что-то не то, и выскажутся.

Кирилл Лукеренко: Слушатели не будут просто сидеть и возмущаться, они будут жаловаться. И в этом отличие. У нас многие слушатели все понимают, но ничего не делают.

Также радио отображает все направления в американской политике, их слушают люди разных политических взглядов, которые хотят понять точку зрения, за которой точно не стоит кто-то, какой-то олигарх, который каким-то шприцом делает иньекцию чего-то, что очень трудно отличить от правды. Но это есть неправда. Мы на самом деле понимаем, как в Украине работают коммерческие масс-медиа. 

Михаил Кукин: Ну, и понимаешь, еще в чем тут дело. Наши слушатели и зрители тоже это понимают, но они как-то уже свыклись с этим: «ну, все равно же нужно что-то смотреть»! 

Ирина Ромалийская: Но многие не понимают.

Кирилл Лукеренко: Нет, многие понимают, но думают, что …

Михаил Кукин: … Некуда деваться!

Кирилл Лукеренко: … Да, что некуда деваться! Но НУЖНО ДЕВАТЬСЯ!

Михаил Кукин: Расскажите о человеческих впечатлениях.

Кирилл Лукеренко: Мое личное впечатление, это когда люди, которые хотят чего-то добиться, то они добиваются этого. И поощряют других к тому же. При этом есть масса людей в Америке, которые не хотят ничего. Им предоставлена свобода. И они как этой свободой пользуются? Так же, как и многие украинцы: они опускают руки, и как-то так [считают] «мы живем изо дня в день, оно тянется, рутина, все плохо, мне никогда лучше не будет»… И они с этим свыкаются. А те люди, которые хотят что-то делать, они добиваются массы всего. То же самое и здесь, на самом деле.

Но там те люди, которые чего-то добиваются, они пытаются поощраять всех других к тому же. Нам помогала благодетельная организация «Разом». Это американцы украинского происхождения, которые там живут поколениями. Нам помогала Дора Хомяк, родители и дедушки с бабушками которой приехали в Америку. И вот они объединяются, чтобы помогать Украине, «Громадському радио». Эти люди неравнодушны.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.