Слушать

Группы боевиков «русского мира» есть во всех странах — политический психолог

17 ноября 2015 - 17:47 849
Facebook Twitter Google+
Россия начала разрабатывать концепцию гибридных воен еще в двадцатых годах прошлого столетия, говорит доцент Александр Зеленько

zelenko_0_0_0.jpg

Олександр Зеленько
Олександр Зеленько

Александр Зеленько, член Союза политических психологов Украины, доцент Киевского национального университета им. Шевченко считает, что подготовка к гибридной войне происходит по схеме трехуровневой матрицы, компонентами которой являются гуманитарные, идеологические и пропагандистские составляющие. По его мнению, боевые группы, исповедующие идеологию «русского мира» сегодня разбросаны по всему миру.

В ходе прямого включения из Винницы заведующая кафедрой журналистики переехавшего в этот город Донецкого университета расскажет о вышедшей книге «Донбасс – арена войны»

Александр Зеленько: Советское правительство еще в конце двадцатых годов стало разрабатывать технологию гибридных войн, т.н. трехуровневую матрицу. Первый уровень матрицы – это исключительно информационный, гуманитарный уровень. По всему миру делаются культурные слои – российский балет, русская литература, русский язык, культурные центры. За этим идет второй уровень – уже сознательных приверженцев «русского мира», но «русского мира» в хорошей обертке. Когда создаются какие-то общества по изучению, к примеру, русской литературы, языка. И уже на втором уровне, таким образом, определяются гипотетические носители «русского мира». Это уже значимые люди, к их мнению будут прислушиваться, но это пацифисты. Третьим уровнем этой матрицы является создание боевых платформ. На сегодня боевые платформы «русского мира» существуют везде. Находят человека, к примеру, в Португалии, Испании, еще где-то, идеологически обрабатывают его, пугая возвращением фашизма, просят его подобрать людей от одного до дивизии, и быть готовым к выступлению. Такие боевые платформы сегодня существуют во всех странах мира.

Алексей Бурлаков: А объясните ситуацию с Мариуполем, в котором «русский мир» вроде как был, а потом его не стало?

Александр Зеленько: Почему становление «русского мира» не прошло в северных районах Крыма и там продолжается сопротивление, почему не прошло в Одессе, Мариуполе? Почему очень тяжело идет в Петербурге и Москве? Ответ очень прост – языковая матрица. Мариуполь – это немецко-греческие поселения, это фактически противоядие, когда есть иной язык, тот же крымско-татарский, иврит, идиш, греческий, немецкий. Когда я говорю о Москве и Петербурге – это достаточно состоятельные города, где живет много состоятельных людей. Как только у человека появляются деньги, он начинает своего ребенка учить языкам – английскому, немецкому, французскому. И вырастает человек, для которого монофоничным русский язык не является, он уже может мыслить по-английски, по-французски. И идеи русского мира для него – это как возбудитель туберкулеза, попадают, но не могут перерасти в ту болезнь, в которую они проросли на Донбассе и в монофоничных регионах России.

Телефоном из Винницы Елена Тараненко: В книгу «Донбасс – арена войны» вошли человеческие истории. В какой-то степени эта книга имеет терапевтический эффект. Людям надо было выговорить свои проблемы. На кафедре журналистики Донецкого национального университета это второй опыт уже. В 2014 году мы издали сборник историй, которые немного провокационно назвали «Истории не сепаратиста». Тогда мы хотели доказать свой патриотизм, к сожалению, была такая необходимость. И сейчас уже интегрировавшись в местное общество, получили возможность как бы обобщить свой опыт. Во второй книге, кроме публицистики, уже много и аналитики, попытки понять причину того, что произошло, может быть, в какой-то степени, и своей вины, своих недоработок – что мы не рассмотрели, не увидели тогда, и того, что теперь необходимо сделать, чтобы не допустить повторения такой ситуации.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.