Слушать

Гуманитарка, медицина, образование — как белорусы помогают АТО?

05 августа 2016 - 15:23
FacebookTwitterGoogle+
Белорусские волонтеры Андрей и Евгения Стрижак рассказывают о гуманитарном маршруте «Беларусь-АТО» и помощи украинской армии

12.00andrey_stryzhak_evgenyya_stryzhak.jpg

Андрей и Евгения Стрижак // «Громвдське радио»
Андрей и Евгения Стрижак

Ирина Сампан: Расскажите, чем вы занимаетесь?

Андрей Стрижак: Я являюсь инициатором волонтерской инициативы «Гуманитарный маршрут «Беларусь-АТО». Мы занимаемся помощью переселенцам, членам семей погибших, раненных и пропавших без вести бойцов АТО, а также медикам, которые работают в зоне АТО, в первую очередь, ПДМШ имени Пирогова.

Мы работаем с мая 2015 года. Уже собрали и отправили в Чернигов и Бахмут 7 тонн гуманитарной помощи, осуществляем поддержку семей погибших, раненных, пропавших бойцов АТО.

Еще занимаемся образовательной и медицинской деятельностью. За год работы мы собрали деньги на три автомобиля, отправили их в ПДМШ, они сейчас на них работают.

Андрей Куликов: Почему вы взялись за это дело?

Евгения Стрижак: Беларусь политическая не высказала определенной позиции ни по одному принципиальному вопросу, касающемуся Украины. «Беларусь-АТО» — это народная дипломатия, мы показываем, что поддерживаем целостность Украины и помогаем людям, которые выбрали эту целостность.

Ирина Сампан: В Беларуси были инциденты, когда судили белорусов, которые воевали в АТО?

Евгения Стрижак: Белорусская власть держит руку на пульсе. Люди, которые вернулись из АТО известны спецслужбам, и они с ними контактируют — допрашивают, арестовывают, кого-то выпускают, кого-то нет. И, к сожалению, больше «внимания» к тем, кто воевал в АТО на стороне Украины. Их сейчас судят.

Здесь важно не переходить черту. Пока ты работаешь в позволенных рамках, проблем не будет. Но как только начинаются любые призывы к перевороту или к поддержке другой власти — начинаются проблемы.

Андрей Куликов: Белорусские спецслужбы разговаривают с теми, кто занимается волонтерством?

Евгения Стрижак: С нами пока что не говорили, но не знаю, как с другими волонтерами.

Андрей Стрижак: Безусловно, власть знает о каждом нашем шаге — мы работаем открыто. И мы отлично понимаем, что в любой момент, если на это будет воля наших властей, вся наша деятельность прекратится.

Андрей Куликов: С кем легче иметь дело — с украинскими официальными органами или волонтерами?

Андрей Стрижак: Мы практически не работаем с официальными органами. Единственное что, у нас хорошие контакты с посольством Украины в Беларуси и с пограничной службой — мы ведь часто перевозим гуманитарную помощь. А так, больше работаем с волонтерскими организациями.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.