Иногда демократия вредит, — Александр Михельсон о крестном ходе

24 июля 2016 - 16:19
FacebookTwitterGoogle+
О провокационных медиа-ракурсах крестного хода, который организовала Украинская православная церковь Московского патриархата, рассказывает журналист и блогер Александр Михельсон

Анастасия Багалика: То, что будет происходить, когда участники крестно хода дойдут до Киева, может иметь кровавые последствия?

Александр Михельсон: Вопрос в том, как они дойдут, как их встретят. Вчера свои так называемые блокпосты должны были устанавливать некоторые радикальные организации. Было ясно, что полиция этого не позволит. Но непонятно как полиция сможет, если придется, предотвратить внезапные нападения на эти шествия.

Речь идет не только о Киеве, но и о подходах к столице, той же Житомирской трассы. И там опасность действительно существует. Уже в самом Киеве правоохранителям будет легче предотвратить любые силовые действия.

Анастасия Багалика: Насколько медиа составляющая этого крестного хода выгодна для Украины или нет?

Александр Михельсон: Данное конкретное шествие больше подается его участниками и организаторами как шествие за мир в стране. С политической точки зрения, это нюанс, призванный подчеркнуть идущую на востоке войну как гражданский, внутренний конфликт. Конечно же, на это не выгодно.

Валентина Троян: Кому может быть выгодно, чтобы участников крестного хода встретили не очень дружелюбно?

Александр Михельсон: У нас есть соседствующая Россия и ее внутренние силы, которым выгодна любая дестабилизация и любой конфликт внутри Украины. Не так важно, что произойдет, а то, как это будет отражено в СМИ и, в первую очередь, западных.

Есть мнения, что некоторые радикальные ультрапатриотические организации, которые готовы в этом участвовать, сознательно содействуют провокациям и создают плохую картинку. Но я лично встречал фанатиков, которые будут это делать по убеждению. А то, что этим воспользуется Россия, их не волнует.

Понятно, это невыгодно украинской власти. И у большинства участников крестной ходы нет желания быть пушечным мясом.

Валентина Троян: Кто участники этого крестного хода?

Александр Михельсон: Я их видел только по телевизору. И здесь сложно сказать — в кадре могут показывать богомольных бабушек, а сзади, например, едет автобус с братками с битами.

Анастасия Багалика: Если бы эта хода прошла незамеченной в информационном пространстве, о чем бы это говорило?

Александр Михельсон: О том, что у нас в стране действительно есть хунта и цензура, воспетая российской пропагандой. Но, как видимо, ее нет.

Анастасия Багалика: То есть, это хорошо, что есть такой диапазон мнений — от игнорирования крестного хода до желания его побить?

Александр Михельсон: Диапазон мнений есть всегда. Но если мы говорим о присутствии мнений в медиа-пространстве и ретрансляции на широкие массы, то, иногда, слишком много демократии — это тоже слишком.

Анастасия Багалика: То есть, иногда нам вредит то, что мы себе разрешаем показывать все?

Александр Михельсон: К сожалению, да. И особенно в тех случаях, которые у нас очень часто бывают. Когда под свободой мнений выдается, как пел российский певец Юрий Шевчук, свобода лжи. Ведь дело не просто в том, что распространяются альтернативные точки зрения, а в том, что распространяется всякая чушь и бред, на рейтинговых телешоу из уст политиков.

И обычный слушатель не всегда может отличить вот эту чушь от истины, а у нас это выдается за свободу слова.

Анастасия Багалика: Что больше вредит обществу — то, что люди хотят идти на этот крестный ход или что их хотят побить?

Александр Михельсон: Нельзя ответить однозначно, потому что на этот вопрос каждый ответит в зависимости от своего понимания блага для страны. Здесь каждый будет судить со своей колокольни.

Нападать и драться всегда плохо, хотя иногда надо. Но, с другой стороны, мы не знаем контингента этого крестного хода и намерений этих людей.

Валентина Троян: Насколько эта тема будет интересной для российских СМИ?

Александр Михельсон: Насколько что-то произойдет. Конечно покажут миллион людей, обязательно растиражируют одни лозунги и затенят другие. Если не будет конфликтов — выпустят в эфир один раз и все, а если будут — каждый час будут транслировать, рассказывать о неприятностях в Украине.

Анастасия Багалика: Какая позиция Киевского патриархата?

Александр Михельсон: Киевский патриархат чувствует себя сейчас достаточно сильно, им не нужны радикальные акции. Они призывают не участвовать в силовых противостояниях. Церковь Киевского патриархата отмежевывается от любых радикалов, которые попытаются напасть на крестный ход.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.