Слушать

Интернет поможет осужденным адаптироваться к свободе, — Букалов

11 октября 2016 - 20:09 75
Facebook Twitter Google+
Общество должно воспринимать осужденных как обычных людей, — Александр Букалов, правозащитник, член совета общественной организации «Донецкий мемориал»

Александр Букалов, правозащитник, член совета общественной организации «Донецкий мемориал», рассказывает о законопроекте «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения исполнения уголовных наказаний и реализации прав осужденных».

Григорий Пырлик: Из этого документа в заголовки СМИ попала информация о том, что сейчас осужденным разрешат в колониях пользоваться Интернетом. Но изучив текст, можно сделать вывод, что на самом деле он предполагает более глубокие изменения, так?

Александр Букалов: Закон предполагает позитивные изменения по очень многим пунктам. Что касается пользования Интернетом, то первый шаг уже был сделан ранее. Сейчас уточняются детали процедур. Действительно, осужденные имеют возможность пользоваться Интернетом с определенными ограничениями, вызванными их положением. Раньше они имели доступ к телевидению, газетам. Сейчас Интернет очень важен для общения, для составления представления о том, что творится в мире. Поэтому я считаю, что это нормальный и нужный шаг.

Валентина Троян: Интернет дает доступ к соцсетям и связи с внешним миром. Это будет как-то контролироваться?

Александр Букалов: Думаю, нюансы будут прописаны в нормативных актах. В законе также есть определенные положения, которые говорят о доступе к соцсетям. Я не думаю, что будет тотальный контроль в отношении их личной переписки. Усиленное внимание необходимо проявлять лишь к заключенным, которые по каким-то причинам могут представлять угрозу.

Григорий Пырлик: Я уточню, что в законе как раз прописан запрет на использование соцсетей. По сути, осужденные могут пользоваться только электронной почтой, и, теоретически, начальство может ее просмотреть. Как вы думаете, какие ограничения на самом деле уместны в вопросе пользования Интернетом?

Александр Букалов: Я считаю, просмотр новостных сайтов является очень важным для осужденных. Они должны знать ту информацию, которую раньше могли получать лишь из телевидения и газет. Но с помощью Интернета сегмент выбора источника информации будет намного шире. Осужденные смогут также завести свою электронную почту. А в случае, если переписка будет носить нежелательный характер, то администрация действительно имеет право ее проверить. Я думаю, это нормально, если это не тотальный контроль. Главным фактором здесь должен быть фактор безопасности. 

Григорий Пырлик: Как вы думаете, насколько этот проект революционный, или он все-таки реализует то, что уже есть де-факто?

Александр Букалов: Поскольку есть доступ в Интернет через телефон, а часть осужденных их действительно имеет, то де-факто они уже раньше могли пользоваться Интернетом. В каком-то смысле этот законопроект дает основания считать пользование Интернетом легальным, но только через те каналы, которые контролируются администрацией.

Я думаю, что этим законом не поставлена точка, этот уровень еще будет расширяться.

Григорий Пырлик: Давайте поговорим о других аспектах этого закона. В документе предусмотрено право осужденных получать денежные переводы без прописанных ограничений. Хороший ли это шаг и как это будет осуществляться на практике?

Александр Букалов: Это тоже вполне нормальный шаг, потому что тот же Интернет должен будет оплачивать сам осужденный. Я думаю, это расширит возможность приобретать что-либо за пределами колонии, а не только в ларьке, где очень узкий круг и ассортимент продукции. Поэтому иметь деньги для них на самом деле очень важно. Кроме того, следует понимать, что они будут иметь эти деньги не как купюры, а как цифру на своем лицевом счету.

Ограничения для осужденного в его возможностях как-то участвовать в общественной жизни еще существуют, но их обязательно нужно снижать, потому что через некоторое время он выйдет на свободу и будет среди нас.

Осужденному намного легче будет адаптироваться к реальному миру, если он будет знать, что происходит в мире, будет иметь навыки пользования Интернетом, навыки расходования денег. Особенно это важно для людей, отбывающих больше сроки наказания.

Валентина Троян: Какие еще изменения предусмотрены этим законом?

Александр Букалов: Наша организация очень много лет добивалась, чтобы осужденным оформляли пенсию, если право на нее возникает еще во время отбывания наказания. Потому что раньше, по закону, пенсия оформлялась лишь после отбывания наказания. Но здесь есть сложности в работе с пенсионным фондом, поскольку он может нести некоторые расходы по проведению работ для оформления пенсий. Это обусловлено тем, что не сам будущий пенсионер будет собирать документы, а, видимо, этим будет заниматься сам Пенсионный фонд. Упорядочивание процедуры очень важно, потому что тогда человек сможет тратить законно заработанную пенсию. 

Валентина Троян: Как в Украине проходит адаптация осужденных? Есть ли она?

Александр Букалов: Интернет — очень важный знак для осужденных. Хорошо бы, чтобы их воспринимали как обычных людей. А у нас сейчас, к сожалению, поднимается волна нетерпимости к тем, кто выходят на свободу, потому что они снова совершают преступления. Их иначе как грабителями, убийцами и насильниками не называют. Хотя такая категория — это только часть освобождающихся. Важны все импульсы, которые показывают, что эти люди во многом такие же, как и те, которые на свободе.

Каких-то программ, процедур поддержки для осужденных практически не существует. Огромная ответственность государства в том, чтобы это все-таки создавать. Не мало людей совершают новые преступления, потому что не могут как-то зацепится на воле после освобождения. Многие из них совершают новые преступления от безысходности, поскольку нигде не могут получить хотя бы минимальную поддержку. А она нужна с работой, с жильем, с питанием, не редко с медициной. Нужны законы, которые делают что-то для людей, что выходят на свободу.

Валентина Троян: Если говорить об образовании, как много осужденных хотят получить высшее образование?

Александр Букалов: Я знаю, что около 15 лет назад школы, которые работали при колониях закрыли. Это огромная ошибка. Один из признаков людей, которые попадают в колонии — недостаток образования.

С высшим образованием все очень сложно. Для его получения нужно как-то сдавать экзамены, хотя такая практика есть. Есть вузы, которые идут на встречу и берут к себе таких студентов.

Конечно, если бы этот сектор как-то расширялся было бы очень неплохо, потому что человек, получающий образование, после освобождения имеет больше шансов на то, чтобы где-то устроится и добывать средства для проживания не уголовным способом.

Григорий Пырлик: Сейчас активно обсуждается тема так называемого «закона Савченко» о том, что день, пробитый в СИЗО засчитывается за два после вынесения приговора. Насколько я знаю, вы поддерживаете этот закон. Почему он нужен?

Александр Букалов: Не отрицаю того, что в этом законе есть некоторые недоработки и его можно было как-то улучшить. Все, что говорится официальными лицами об этом законе — это популизм, а иногда просто откровенная неправда. Акцентирование внимания на том, что люди выходят по «закону Савченко» выглядит достаточно одиозно, потому что почти все осужденные перед тем, как получить срок находятся в СИЗО. Всем им по «закону Савченко» был пересчитан этот срок и уменьшен на термин нахождения в СИЗО.

Все, кто выходят на свободу — выходят с использованием «закона Савченко». Говорить, что они выходят по «закону Савченко» — это значит очень плохо разбираться в юриспруденции. Этот закон влияет только на пересчет сроков, он никого не выпускает.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.