Слушать

Ищем пропавших без вести по обе стороны конфликта, — Красный Крест

11 октября 2016 - 17:03 274
Facebook Twitter Google+
Из 500 открытых дел по пропавшим без вести, половина людей принимали участие в конфликте с оружием в руках, другая половина — гражданские люди

12.00mary-servan_dezhonker.jpg

Мари-Серван Дежонкер // «Громадське радио»
Мари-Серван Дежонкер

Мари-Серван Дежонкер, представительница Международного Комитета Красного Креста, рассказывает о выставке, посвященной пропавшим без вести во время конфликта на Донбассе.

Григорий Пырлик: Расскажите о выставке. Как давно она проходит в Северодонецке и в каких городах еще планируется?

Мари-Серван Дежонкер: Выставка, которая сейчас работает в Северодонецке, была ранее в Киеве. Мы также планируем провести ее в Славянске, может быть еще в других городах и, возможно, за границей. Она посвящена пропавшим по обе стороны конфликта, который сейчас идет на востоке Украины. Красной ниткой выставки является фраза: «Люди имеют право знать», поскольку люди по обе стороны конфликта должны знать о том, что случилось с их близкими. Мы работаем над тем, чтобы напоминать всем сторонам конфликта об этой их обязанности.

160 712bh0431.jpg

Фото з выставки // МККК
Фото з выставки

Григорий Пырлик: Истории скольких людей собраны в этой выставке?

Мари-Серван Дежонкер: Всего на выставке представлены 18 фото-историй журналиста Брендана Хоффмана, работы которого публиковались в известных международных изданиях. Он работал по обе стороны конфликта. Это была очень сложная задача, потому что вопрос пропавших без вести очень эмоциональный.

Основной целью этой выставки было привлечение внимания общественности, и в том числе руководства страны, к проблеме пропавших без вести. Целью было не то, чтобы эти истории стали достоянием общественности, а чтобы государство обратило внимание на то, что такая проблема существует. 

Григорий Пырлик: Кто был автором к текстам?

Мари-Серван Дежонкер: Это был Международный Комитет Красного Креста. Наши сотрудники сопровождали журналиста во время его работы.

Валентина Троян: После этой выставки появилась ли какая-то информация о без вести пропавших, истории которых были там представлены?

Мари-Серван Дежонкер: Что касается тех 18 людей, судьбы которых показаны на этой выставке, то мы узнали только об одном человеке, который, к сожалению, погиб. Но у нас есть новости по другим историям, которые не были представлены на выставке.

160 716bh0137.jpg

Фото с выставки // МККК
Фото с выставки

Валентина Троян: Была ли обратная связь?

Мари-Серван Дежонкер: В этом вопросе мы работаем не только с правительством. Также мы работаем с судебно-медицинскими бюро и другими неправительственными организациями. Кроме того, мы лоббируем создание национального закона по статусу пропавших без вести, который бы относился к семьям этих людей. 

Григорий Пырлик: Какие основные положение, по вашему мнению, должны быть в этом документе?

Мари-Серван Дежонкер: В первую очередь, необходимо создание Национальной комиссии по пропавшим без вести. Этот касается людей, которые пропали по всей территории страны.

Сейчас из 500 открытых дел по пропавшим без вести, половина из этих людей принимали участие в конфликте с оружием в руках, другая половина — гражданские люди. Одна из наших целей — обратить внимание законодательства на гражданских людей, потому что они тоже страдают от данной проблемы.

Григорий Пырлик: В какой защите, по вашему мнению, нуждаются семьи пропавших без вести? Что должно быть отображено в этом законе?

Мари-Серван Дежонкер: В первую очередь, люди должны знать, что когда человек пропадает, нужно обратиться в полицию, открыть криминальное дело по факту пропажи. Также в Украине есть множество неправительственных организаций, которые тоже помогают людям решать эти вопросы.

160 716bh0009.jpg

Фото с выставки // МККК
Фото с выставки

Григорий Пырлик: Вы говорите, что у вас в производстве около 500 дел, связанных с пропавшими без вести, но на выставке представлены только 18. Расскажите подробнее об этих 18 людях. Кто они?

Мари-Серван Дежонкер: Я не очень хочу вдаваться в подробности, поскольку мы заботимся и о личном пространстве каждой семьи. Часть из этих людей разыскивают тех, кто раньше воевал, часть — гражданские, которые были арестованы.

Валентина Троян: Вы говорили, что на выставке представлены истории людей по обе стороны разграничения. Очень интересно, как собиралась информация и как работалось над теми историями, которые касаются людей с неподконтрольных территорий?

Мари-Серван Дежонкер: У нас есть офисы по обе стороны конфликта: в Северодонецке, Славянске, Донецке, Луганске. Люди там работают точно также, как и мы здесь, они собирают информацию. Мы также общаемся с представителями неподконтрольных территорий. В частности, в качестве нейтрального посредника на неподконтрольных территориях мы принимали участие в эксгумации тел. Роль нейтрального посредника — это уникальная роль, которой обладает Комитет Красного Креста.

Валентина Троян: Бывают ли препятствия в работе, что касается поиска пропавших?

Мари-Серван Дежонкер: Мы работаем во многих странах. И вопрос пропавших без вести очень сложный. Например, в Колумбии только недавно был подписан мирный договор после десятилетий войны. И несмотря на это, сейчас там насчитывается около 1000 пропавших без вести.

Вопрос пропавших без вести — это вопрос времени. Чем быстрее мы среагируем, тем больше шансов прояснить судьбу этих людей. То есть, стоит вопрос о доступе к информации. Чтобы органы, вовлеченные в работу с пропавшими без вести, могли быстро координировать свои действия. Вопрос информации является ключевым.

Григорий Пырлик: Были ли в украинской практике Красного Креста успешные случаи, когда, благодаря волонтерам Красного Креста, удавалось получить информацию о пропавших людях?

Мари-Серван Дежонкер: Да, безусловно, такие успешные истории есть. Например, в том году у нас был такой случай. В Донецке был арестован полицейский, который по состоянию здоровья попал в больницу. Родственники, которые находились на правительственных территориях, абсолютно не знали, что происходит с этим человеком. И только благодаря тому, что наши сотрудники посетили его в больнице, они узнали, где он и что с ним. И, в результате, он вернулся домой.

Валентина Троян: Если говорить о пропавших без вести непосредственно в зоне военного конфликта на Донбассе, вы можете сказать, где больше числится пропавших без вести: на неподконтрольной или на подконтрольной территории?

Мари-Серван Дежонкер: Прежде всего стоит отметить, что больше всего людей, пропавших без вести, числится на территории Донбасса. Во время того, как конфликт развивался, линия соприкосновения менялась. Сейчас тяжело сказать, где именно больше их число. Я бы сказала, что цифра приблизительно равна.

Несмотря на то, что на данный момент у нас около 500 открытых кейсов по пропавшим без вести, не все люди, которые разыскивают своих родственников, знают о наших услугах. Но благодаря тому, что в скором времени мы запускаем информационную программу, люди смогут больше узнать о нашем сервисе, и количество открытых дел, я думаю, увеличится.

160 715bh0238.jpg

Фото с выставки // МККК
Фото с выставки

Валентина Троян: Как будет работать этот сервис по поиску пропавших без вести?

Мари-Серван Дежонкер: Работа по поиску пропавших без вести уже идет. Прежде всего мы собираем информацию непосредственно от родственников тех, кто пропал без вести. Затем мы делимся ею со всеми сторонами, которые вовлечены в этот проект, чтобы они могли предоставить нам любую информацию.

Также мы работаем для улучшения координации информации со всеми сторонами, в частности в судебно-медицинском направлении. У нас было несколько тренингов для работников судебно-медицинских бюро.

В Северодонецке у нас сейчас запущена программа «Сопровождение семей, пропавших без вести». Наши сотрудники сопровождают эти семьи, предоставляют им информационную, правовую и психологическую поддержку. 

Григорий Пырлик: Легко ли правоохранительные органы как украинские, так и структуры боевиков идут на контакт. Дают ли они нужную информацию?

Мари-Серван Дежонкер: Важно не только получить информацию, но и поддержать эти органы в том, чтобы они исполняли должным образом свои обязанности. В этом плане у нас хорошие партнерские отношения с обеими сторонами конфликта.

Григорий Пырлик: Были люди, которые не соглашались, чтобы информация об их родственниках была размещена на стенде? Какие у них были мотивы, чтобы отказаться от участия в проекте?

Мари-Серван Дежонкер: Когда люди к нам приходят, они заполняют специальную форму, где оставляют свои личные данные и детали события. В ней есть пункт, которые предусматривает, соглашаются ли они на использование этой информации в публичном пространстве. Исходя из этого, мы создаем тактику поиска пропавших.

Международный Комитет Красного Креста можно найти по адресам:

Делегация МККК (главный офис):

Украина, г. Киев,

ул. Красноармейская, 6/о.

+38 044 392 32 10

 

Офис МККК в Славянске:

ул. Урицкого, 9.

+38 096 361 49 03

+3 096 049 19 57

+3 050 410 40 21

 

Офис МККК в Северодонецке:

ул. Маяковского, 5б.

+38 0645 243 328

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.