Искусство должно быть вне политики, но о гражданских ценностях, — поэты

21 марта 2017 - 18:41
FacebookTwitterGoogle+
21 марта, во Всемирный день поэзии, в 25 городах проходит международный проект под эгидой ЮНЕСКО

Поэты Евгения Бильченко и Татьяна Шеина рассказывают о проекте.

Евгения Бильченко: Проект охватывает не менее 25 городов. Генеральный куратор — поэт Стефания Данилова из Санкт-Петербурга. Я являюсь региональный куратором от Киева. В 19.00 в свободном пространстве «FreeGen» будет трансляция онлайн-видеомоста между четырьмя городами. Это Киев, Харьков, Львов и Одесса.

Проект задуман как кочевой, как установление диалога между разными региональными центрами.

Михаил Кукин: Мы собирались поговорить о попытках поиска общего поэтического языка. В нынешнее время, наверное, это особенно актуально?

Евгения Бильченко: Официальный медиадискурс проигнорировал этот проект. Сейчас существует международный проект «Взаимодействие от города к городу», который кооперируется с Microsoft. Суть проекта в том, чтобы устанавливать гражданские гуманистические связи между отдельными городами и регионами, независимо от политики стран. Речь идет о культурных связях, основанных на гуманистических ценностях.

Елена Терещенко: Татьяна, вы приехали из Минска в Украину для участия в публичном мероприятии.

Татьяна Шеина: Для меня поэзия и литература стоит немного вне политики. В противном случае мы создаем идеологический китч под названием «агитационное искусство». Искусство не может быть связано с политикой, не может обслуживать какую-то политическую линию, но гражданские ценности не могут быть чужды искусству.

Михаил Кукин: Давайте проиллюстрируем этот тезис поэтическими примерами.

Евгения Бильченко: Я предлагаю прочитать цикл «Поэт и политик».

Первая поэзия — «Князь».

Попав под фокус праздничных софитов,
Я был казнён на площади Софии.
Меня отпела синяя ворона,
На Золотых сидящая Воротах.

И я взлетел над гарью революций,
Над копотью метро в глазастых люстрах;
Над Городом, чей облик незабвенный,
Днепровской кровью промывая вены,

Течёт во мне по генокоду Рыбы
От спальных нор — на Бессарабский рынок;
Течёт во мне, как слёзы Магдалины;
Течёт во мне, как шелест тополиный;

Течёт мочой столовского узвара,
Течёт свечой дождливого бульвара;
Вокзальным сбродом,
Варевом пожиток, −
И становлюсь я, будто Город, − жидок.

И становлюсь я − сир, убог, неряшлив,
А толпы «понаехавших» сограждан,
Упрятав в пекло ангела из рая,
Велят мне эмигрировать в Израиль,

Присвистывая: «Хрен тебе под килем!», −
Но Киев…
Колокольный вольный Киев,
Узнав царя в обличье скомороха,
Ведёт мой челн в счастливую эпоху,

Где все — мертвы: Бандера, Ленин, Бисмарк;
Где живы только полные снобизма
Столичные бомжи из гастронома
На Пушкинской;
Где каждому знакома

Похабная улыбка продавщицы,
Перед которой в кайф — помелочиться,
Выискивая гривенник на кофе
В богемных складках авангардной кофты.

Здесь нет руин. Здесь не ступал историк.
Здесь мак цветёт на батином престоле.
И светятся церквушки, как сапфиры…

Воскресе Город.
Радуйся, София!

Тепер «Патріот».

Істинний патріот ніколи не матюкається:
«Здоровий спосіб життя», «традиційні цінності».
Вечорами він пише доноси, складає тюками
Чужі фейсбучні цитати в уявну цілісність.

Він достеменно знає, що нація виживе без
Ліваків, лезбійок, курців і клятих сепаратистів.
Істинний патріот — онук комісара НКВС:
Гени, звиклі до крові, — пальцями не розтиснути.

Істинний патріот — патетичний церковний агнець
Патріарха, що проповідує, як убивав Христос.
Він поставив мені діагноз.
Я поставив йому діагноз.
Нас розділяють війна, держава, музика і психоз.

Влада схожа на правду: вона — єдина.
Патріотизм — це відстань поміж думок, що вужчає.
Істинний патріот убиває мою країну,

Навіть не уявляючи, наскільки вона живуча.

Татьяна Шеина: Я прочитаю два стихотворения, которые затрагивают гражданские человеческие ценности.

Кто-то снова вещает про жизнь во внезапном аду,
Про фрегат человечности, резко понёсшийся к скалам…
Мир свихнулся давно — в миг, когда на чужую беду
Человек — в первый раз — среагировал хищным оскалом.

А потом полетели века бесконечной резни,
Преумножились полчища жаждущих — зрелищ напиться.
Под безмолвные жесты «Добей!» или вопли «Распни!»
С пошатнувшейся крыши ссыпалась, шурша, черепица.

Мир рехнулся при виде вендетт и купаний в крови —
И не стал здоровей, хоть эпоху сменяла эпоха.
Человечность — увы, не вакцина: её не привить
Тем, кто символом бога скрывает отсутствие Бога.

Сладость мести сочится растопленным мёдом из сот,
Залепляя глаза, погружая в пучину иллюзий.
Обескрышевший мир никакая любовь не спасёт,
Если люди внезапно не вспомнят, что все они — люди.

Выдохни! Всё — суета сует,
Вечная блажь людская.
«Жизнь хороша!», — рокотал поэт,
Пальцем курок лаская.


И второе:

Гений — с высот своего столпа —
Смотрит сквозь время строго.
Новых кумиров творит толпа,
Прячет пращи до срока:

Скучно гоняться за мелюзгой,
Целиться в крупных — проще.
Выдохни! Здесь и зима — изгой:
Все на прогнозы ропщут.

Ёжится бывшая белизна,
В город себя закутав.
Каждый философ желает знать,
Где не в чести цикута,

Каждый мерзавец мечтает стать
Правой рукой Нерону.
Выдохни! Суть суеты проста:
Корни питают крону.

Мягкое небо зовёт, лучась.
Мыслями-позвонками
Вытянись! Выше, чем ты сейчас,
Им не добросить камни.

Михаил Кукин: Татьяна, в Минске вас печатают, читают?

Татьяна Шеина: Читают активно, а печатают где угодно, но не в Беларуси. Поэтому я активно езжу в Украину, в Россию.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.