Слушать

История усыновления с хэппи-эндом

30 сентября 2016 - 17:25
FacebookTwitterGoogle+
Мама троих детей Александра Телятникова рассказывает, как в семье появился четвертый

12.30aleksandra_telyatnykova.jpg

Александра Телятникова // «Громадське радио»
Александра Телятникова

Международный день усыновления отмечаем разговором с Александрой Телятниковой. Мать троих собственных детей решилась усыновить четвертого — ребенка с инвалидностью.

Михаил Кукин: У вашего третьего ребенка есть проблемы со здоровьем?

Александра Телятникова: Да, у моего третьего ребенка тоже есть инвалидность. В больнице, где он лечился в 2014 году оказался отказник, без имени, в тяжелом состоянии, в реанимации. Недоношенный — весил 1,5 килограмма. Его очень боялись оперировать, несколько дней пытались оттянуть операцию, чтобы хоть немного набрал вес. Врач даже позвал священника, чтобы его окрестили и у мальчика хотя бы появилось имя. Теперь у нас есть Серафим.

Михаил Кукин: В этом имени есть какой-то символизм?

Александра Телятникова: Да, для меня в этом есть огромный символизм, или чувство юмора батюшки (смеется). Дети со Spina bifida, как у Серафимки, обычно не ходят. А Серафим — это ангел с крыльями, он не ходит, а летает.

Сейчас наш Серафимка может ходить на четвереньках. Мы возили его в «Охматдет», где месяцами с помощью гипсов разгибали колени.

Анастасия Багалика: Сначала была оформлена опека? Как пришло решение усыновить ребенка?

Александра Телятникова: У меня не было такого быстрого решения. Можно сказать, что он разными, окольными путями таки к нам пришел.

Проблема реабилитации — чтобы у ребенка был шанс хотя бы ползать — его надо всегда возить на реабилитацию. Из детдома это делать очень сложно — надо рано вставать, забирать его, отвозить в клинику, потом обратно.

В год его забрали на опеку наши друзья-волонтеры, мы разграничились, что, когда надо лечение — я его забирала к себе. Он один раз у нас пожил неделю, потом второй раз, потом остался.

Михаил Кукин: Много ли детей с инвалидностью усыновляют в Украине?

Александра Телятникова: Очень мало. В Украине ситуация такая, что детей с тяжелыми формами инвалидности не усыновляют. За прошлый год усыновили только 30 детей с инвалидностью, не знаю с какой. Все хотят маленьких, здоровеньких, даже есть очередь.

Анастасия Багалика: У нас не очень просто пройти все процедуры и усыновить ребенка?

Александра Телятникова: Все требования, которые мне предъявляли совершенно адекватные. Конечно, нужно проверять здоровье кандидата, проверять его место жительства. Есть и смешные вещи, когда ребенок 6 лет должен получить справку в диспансере, что он не наркоман. Но ничего, это все можно пройти.

Наверное, вопрос в личном настрое — если ты хочешь это сделать, хочешь этого ребенка, хочешь помочь ему, то скажешь себе «я это пройду, я все сделаю».

Анастасия Багалика: Сколько времени занял процесс усыновления?

Александра Телятникова: Не особо спеша, мы оформили все документы за 1.5-2 месяца. Как только подали заявление, в течение недели пришли инспектировать дом, при чем, в удобное для нас время. Проблемы были только в суде, когда мы просили усыновить ребенка. Во всех делах, которые касаются жизни детей, судья не может самолично принимать решение, а должны быть народные заседатели. Вот один из них не являлся на заседания, но в итоге мы ее привезли.

Анастасия Багалика: Как Серафим прижился дома? Как отреагировали старшие дети?

Александра Телятникова: Серафим у нас сразу прижился. Старший ребенок, 16 лет, очень по-философски реагирует: «мама, ты сначала кошек, собак из приюта приводила, а теперь у нас дети из больницы». Он немного иронизирует, но очень любит Серафима, переживает за младшего братика. Тяжелее всего было принять младшему сыну — он самый маленький был, получал больше всего внимания, а тут появился кто-то еще с кем надо делить маму.

Кончено, какая-то адаптация есть, но я не вижу больше проблем, чем если бы я сама родила ребенка.

Есть адаптационные проявления у Симки — депрессионные проявления очень быстро схватываются в детских домах. Он очень завязан на телесный контакт: я готовлю, он цепляется за ногу, в туалет мы ходим вместе, в ванную тоже. Целую ночь он проверяет на месте ли я. У него просто заложено, что мама может куда-то уйти.

Анастасия Багалика: Как реагируют люди?

Александра Телятникова: Я пока ни с чем таким не сталкивалась. Пусть удивляются, почему я буду обращать на это внимание, какая нам разница. Привыкнут. Я не вижу в этом никакой проблемы. Надо настраиваться на что-то хорошее.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.