Из Крыма можно вывезти печатную машинку, но нельзя вывезти книги, — адвокат

05 октября 2016 - 17:05
FacebookTwitterGoogle+
Правильно запрещать поставки крупных товаров, но неправильно ограничивать людей в перевозе их личных вещей, – сказала адвокат Юлия Лисовая

Ограничения, введенные правительственным постановлением, успешно оспорила в Одесском суде адвокат Юлия Лисовая.

Михаил Кукин: 26 сентября было принято решение, которое Украинский Хельсинский союз назвал прецедентным. В чем его суть?

Юлия Лисовая: Это решение относительно одного гражданина Украины – жителя Крыма. За этой историей стоят сотни историй других крымских татар, которые с начала этого года не могут вывезти личные вещи с Крыма на материковую Украину.

Елена Терещенко: Насколько я знаю, существует список запрещенных для вывоза вещей.

Юлия Лисовая: Да, но этот список является исчерчивающим. Согласно этому перечню, можно вывезти печатную машинку, но нельзя вывезти книги или кота.

Михаил Кукин: В чем уникальность этого суда? Впервые вы доказали, что это постановление правительство незаконно?

Юлия Лисовая: Мы впервые доказали, что его неправильно применяют. Речь идет об ограничении поставок товаров с Крыма на территорию Украины. В решении суда написано, что товары и поставки – понятия, которые не касаются категории личных вещей. Таким образом личные вещи людей не подпадают под этот запрет.

Михаил Кукин: Это был не суд против правительства Украины, а суд против таможни, которая неправильно трактует постановление?

Юлия Лисовая: Именно этот иск был направлен против конкретного запрета. Также мы затрагивали вопрос о том, что постановление в целом является незаконным, так как оно противоречит закону про гарантии прав жителей оккупированных территорий, в статье 9 которого написано, что Украина содействует перемещению движимого имущества.

Елена Терещенко: Каким образом таможенники на практике будут определять, что является товаром, а что нет?

Юлия Лисовая: Вчера мои знакомые пересекали границу и рассказывали таможенникам об этом решении суда. К сожалению, таможенники сказали: «Нам все равно. Вы как ничего не ввозили, так ничего ввозить и не будете». Если у таможенников нет доказательств того, что эти вещи везут на продажу, существует презумпция. Человек, пересекающий эту административную границу, заполняет декларацию и несет ответственность за правильность указанной там информации. Если будет доказано обратно, человек понесет ответственность. Есть 2 вида деклараций – личных вещей и товаров, которые везут с целью предпринимательской деятельности.

Михаил Кукин: Таможенники руководствуются не просто постановлением Кабмина, а своей трактовкой этого постановления. Для чего нужно было это решение суда? Как добиться его выполнения?

Юлия Лисовая: Данное решение суда все-таки распространяется на конкретного человека. Это один из судов и один из примеров. Сейчас люди, видя этот положительный пример, могут использовать его для защиты своих интересов. Кроме того, это способ привлечения внимания правительства к существующей проблеме, потому что постановление 1030 дискриминирует крымчан.

Сейчас подан иск о полной отмене постановления. В данном случае я выступаю истцом. В этом иске речь идет о том, что это постановление противоречит конституции. Надеюсь, что этот прецедент поможет нам в обосновании нашей позиции в Киеве.

Елена Терещенко: В отношении людей, которые с материковой Украины едут в Крым, россияне устанавливаю такие же запреты?

Юлия Лисовая: На россиян действуют международные запреты. Аналогичных запретов нет.

Михаил Кукин: Наши запреты действую в обе стороны?

Юлия Лисовая: Да – эти вещи нельзя ни провезти в Крым, ни вывезти из Крыма. Я, как и многие крымчане, против того, чтобы в Крым шли поставки товаров. Правительство должно четко объяснить это своим представителям на местах. Правильно запрещать поставки крупных товаров, но неправильно ограничивать людей в перевозе их личных вещей.

Михаил Кукин: Какие действия могут помочь поменять ситуацию кардинально?

Юлия Лисовая: Есть запрет отмены постановления через суд, есть вопрос политической воли, есть вопросы лоббирования. Возможно, доказать то, что это постановление настраивает граждан Украины против своего государства, удастся Министерству по делам внутренне перемещенных лиц.

Я тоже крымчанка, в Одессе живу недавно. В сентябре я пыталась перевезти электрическую печь и мне запретили, сказав: «Не надо было на референдум ходить. Получили то, что заслужили». Сейчас этот запрет я буду использовать как доказательство при обжаловании постановления в целом.

Елена Терещенко: Сколько инстанций вам нужно пройти, чтобы отменить это постановление?

Юлия Лисовая: Суд первой инстанции и, если мы выиграем дело, нам нужно будет пережить апелляцию.

Елена Терещенко: Если политическая воля будет против этого, юридическая сторона сможет выиграть?

Юлия Лисовая: Если постановление будет отменено, не будет никаких правовых оснований продолжать этот запрет. Если правительство будет противится, это настроит граждан Украины против него.  

Михаил Кукин: Суд, мотивируя решение, ссылался на конституцию Украины, а также статью 1 протокола по защите прав человека и основных свобод. В этом деле важны ссылки на международные нормы?

Юлия Лисовая: Да. Приятно, что суд услышал нас и мотивировал решение этими отсылками. Кроме того, относительно нарушения прав человека в постановлении 1035 высказалась также мониторинговая миссия ООН. В своем 15 отчете они указали, что данное постановление нарушает права человека. Я не знаю, какие еще сигналы нужны нашему правительству, чтобы исправить ситуацию.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.