Слушать

Из-за низкой эффективности управления и коррупции цена на уголь занижена в два раза

09 ноября 2016 - 21:44 127
Facebook Twitter Google+
Зарплата шахтерам выплачивается от забастовки к забастовке, — Михаил Волынец, председатель Конфедерации свободных профсоюзов Украины

17.00volynec.jpg

Михаил Волынец // «Громадське радио»
Михаил Волынец

Михаил Волынец, председатель Конфедерации свободных профсоюзов Украины, рассказывает о причинах новой голодовки шахтеров.

Михаил Кукин: Позавчера была объявлена новая шахтерская голодовка на Волыни, причиной которой стали невыплаты зарплат. Расскажите подробней, о чем идет речь?

Михаил Волынец: У шахтеров востока, Донецкой и Луганской области, не меньше проблем, чем у шахтеров Волыни и Львовской области. Но в силу того, что на востоке страны идет война, местные шахтеры не всегда могут выразить свой протест. На сегодня работникам на четырех шахтах в Луганской области не выплачена задолженность еще за декабрь 2015 года.

Шахтеры Волыни, возможно, более геройские люди. Они в течении двух лет постоянно бастуют и выбивают зарплаты для себя и для шахтеров востока.

Михаил Кукин: И время от времени им все-таки это удается.

Михаил Волынец: Да, зарплата выплачивается шахтерам от забастовки к забастовке.

Елена Терещенко: Сейчас речь идет об объявленной забастовке на шахте №10 Нововолынска, правильно?

Михаил Волынец: Да.

Елена Терещенко: Вы говорите, что забастовки идут время от времени. Речь идет о забастовке на одной и той же шахте или на разных?

Михаил Волынец: Все шахтеры Львовско-Волынского угольного бассейна бастуют с периодичностью один-два раза в месяц. Они постоянно перекрывают пограничные переходы, то в Ягодине Волынской области, то в Рава-Русской Львовской области, они перекрывают стратегические дороги, парализуя их, для того чтобы обратить внимание не столько наших властей, сколько международной общественности к тому, что здесь просто издеваются над рабочим человеком.

На сегодня задолженность на Нововолынской шахте составляет около 3 месяцев. А в Лисичанске зарплата не выплачена частично за декабрь 2015 года, и начиная с апреля этого года зарплату выплачивают частями. В общей сумме задолженность составляет около 4,5 месяца.

Елена Терещенко: Я спрашиваю, потому что, когда речь шла о шахтах в Луганской области, на которых продолжаются забастовки. Сообщалось, что на погашение задолженности по заработной плате шахтерам из государственного бюджета было выделено 56 477 миллионов гривен. Они не погасили эту задолженность?

Михаил Волынец: Месячный фонд зарплаты составляет около 400 миллионов вместе с налогами и суммой, которая предназначена для отчислений в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования.

Из-за низкой эффективности управления и коррупции в этой области цена на уголь занижена в два раза. Из-за рубежа покупают уголь по цене в два раза выше, чем забирают уголь в украинских шахтеров. В прошлом году мы боролись против двух смотрящих угольной промышленности, сейчас их три.

Мы называем их имена, я пишу заявление в прокуратуру, НАБУ, но никакой реакции. Наоборот, мы лишь получаем шишки в свой адрес, потому что-то это не нравится министру и тем, кто обсадил его смотрящими или заставляет его работать вместе с ними. Вот в чем суть.

Можно проводить реформы, но в то же время и красть. Таким образом, власть сама подрывает доверие к себе. И любые инициативы, например, о возможной приватизации шахт гасятся и не могут быть приняты, потому что в последнем варианте концепции, которую предложил министр, предусмотрено сократить места на государственных шахтах на 10 тысяч.

Я спросил у присутствующих там губернаторов, знали ли они об этом. И как оказалось, они не знали. Они согласны принять такую концепцию, когда людей выбросят на улицу и целые города будет потрясать социальная напряженность? Хорошо, если это будут управляемые акции протеста, а если они будут стихийными, как у нас на Волыни?

Уже сейчас шахтеры шахты Горской, которые бастуют с 17 октября этого года, готовы в начале следующей неделе приехать в Киев и массово поджечь себя на крыльце Министерства угольной промышленности.

Михаил Кукин: Насколько я понимаю, такая ситуация уже была. Один из шахтеров уже попал в реанимацию после такого случая.

Михаил Волынец: Да, это было где-то полтора месяца назад. Виктор Трифонов из Донецкой области в отчаянии, после второй попытки голодовки, поджег себя прямо в Министерстве угольной промышленности на глазах журналистов во время проведения пресс-конференции.Такая ситуация возникла, потому что Министр игнорировал акцию голодовки.

Я предупреждал, что если шахтеры говорят, что они себя подожгут, то это случится. Но никто не принял меры. И только после поджога выплатили месячный фонд зарплаты.

Зачем люди должны себя сжигать? Люди должны организоваться, профсоюз должен взять на себя ответственность и, пользуясь международными нормами, стандартами и законами Украины, организовать людей, вывести их на мирные акции протеста, для того чтобы власть увидела, что шахтеры организованы, и есть сторона, которая берет на себя ответственность. Так делается во всем мире. Если нет — тогда майданы.

Михаил Кукин: Сегодня, кстати, была новость, что на шахты Нововолынска направлены какие-то деньги, но интересно, что сами шахтеры сказали, что они голодовку пока прекращать не собираются. Что вы знаете об этой ситуации?

Михаил Волынец: Вчера состоялось заседание правительственного комитета, его членов удалось убедить в том, что людям надо платить зарплаты и достраивать шахты. Сегодня Кабмин принял решение выделить 8,5 миллиона гривен за счет каких-то внутренних перераспределений.

Шахтеры проинформированы, что из 8,5 миллиона гривен, заявленных на погашение долга по заработной плате, они в лучшем случае могут получить 3 миллиона, но пока они не получили ни копейки.

Михаил Кукин: А почему? Куда денутся остальные деньги?

Михаил Волынец: Понимаете, легко обещать. А вы что верите, что они реально подымут минимальную зарплату до 3200 гривен?

Пока шахтеры не получат свои деньги, они не выйдут из забастовки.

Елена Терещенко: Сейчас эксперты говорят, что образовалась некая оффшорная зона на неконтролируемой территории Донбасса, и предприятия, угольные в том числе, находящиеся там, не платят налоги, а уголь идет. Это то, что вы имеете в виду под коррупционной составляющей или нет?

Михаил Волынец: В том числе и это.

Михаил Кукин: А что еще?

Михаил Волынец: Еще везут шламы на тепловые электростанции, они не горят, не дают определенной теплотворности. Для ее повышения используют дорогой газ, и цена киловатта электроэнергии, соответственно, растет.

Я могу назвать конкретные имена, которые в этом замешены. Это Кропочев, который контролируется народным депутатом Кононенко из Блока Петра Порошенко, Андрей Венгрин, который сейчас контролирует Львовско-Волынский бассейн, и Шетилов, криминальная личность с Шахтерска. Они грабят шахтеров где только можно.

Нормальных людей на руководство угольных объединений шахт не назначают, назначают лишь тех, кто может украсть, или тех, кто может работать в схеме.

Михаил Кукин: Если у вас есть конкретные факты, пытались ли вы обращаться в правоохранительные органы?

Михаил Волынец: Да, но силовые структуры даже боятся вызывать меня на допросы, потому что они получают указания на высшем политическом уровне оформить мне взятку и арестовать.

К разговору присоединяется Василий Прадид, председатель первичной ячейки НПГУ шахты №10 «Нововолынская».

Михаил Кукин: Яка ситуація зараз на вашій шахті?

Василий Прадид: Верховна Рада затвердила виплатити нам 100 мільйонів гривень. Я неодноразово письмово звертався з проханням надати мені графік щомісячного фінансування будівництва шахти №10. 20 жовтня я отримав відповідь, що, згідно графіка фінансування, перші гроші, 8 мільйонів 775 тисяч поступили в серпні, а наступні гроші будуть у грудні.

Щоб ми змогли отримати ці гроші, нам треба, щоб підписали коригування плану виконаних робіт, згідно цінової політики на матеріали та виконання робіт. Ця процедура тягнеться вже 10-й місяць.

Кабінет Міністрів вже розглядав це коригування проекту 13 жовтня, але там були певні зауваження. І ми вирішили пришвидшити його підписання акцією голодування. Але, на жаль, цей проект і досі не підписаний, хоча це обіцяли зробити у листопаді.

Михаил Кукин: Наскільки я зрозумів, попри обіцянки влади, ви голодування поки що не припиняєте?

Василий Прадид: Ми не припиняємо, бо не отримали грошей.

Михаил Кукин: Михаил, прокомментируйте это.

Михаил Волынец: Вы пытались получить информацию у простого шахтера, и он дает правильный ответ. Минфин и Минэкономики не согласовывают корректировку проекта. В связи с инфляцией и разными коррупционными делами, уже превышена сметная стоимость проекта. Премьер не может решить этот вопрос без согласования с министерствами. И что делает премьер и вице-премьер? Они начинают обманывать Минфин и Минэкономики, говоря, что возьмут деньги из внутренних программ, предусмотренных на финансирование угольной промышленности. Я уверен, что они заберут эти деньги у горноспасателей и предприятий, которые занимаются реструктуризацией. То есть другие теперь не получат уголь и будут замерзать.  

«Громадське радио» дает возможность в прямом эфире высказать свое мнение всем упомянутым в публикации лицам.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.