Из-за русскоязычного поля на украинцев очень просто влиять, — Гусаров

26 сентября 2016 - 20:26 80
Facebook Twitter Google+
О противодействии информационной агрессии России рассказывает аналитик группы «Информационное сопротивление» Вячеслав Гусаров

Сергей Стуканов: Чем Украина может быть полезна для других стран?

Вячеслав Гусаров: Сегодня мы первый раз собрались в рамках Международного информационного консорциума «Бастион», идея которого появилась полгода назад.

Четыре организации стали основой этого консорциума — «Информационное сопротивление», InformNapalm, Центр Бадрака и Бюро противодействия гибридной войне. Наша цель — создать некую информационную платформу для противодействия информационной войне Российской Федерации против Украины и других стран.

Ирина Ромалийская: Насколько Украина сейчас готова к информационной войне?

Вячеслав Гусаров: Конечно, по сравнению с началом 2014 года наш уровень значительно вырос, но этого недостаточно. Для того, чтобы успевать за Россией, Украине нужны другие, инновационные методы, а не те, которые мы применяем.

Год назад мы опубликовали материал, в котором опубликовали ориентировочные затраты России на информационную войну. Результаты ужасающие — по предварительным оценкам, Россия в год тратит 3,5 миллиарда долларов.

Сергей Стуканов: Кто сейчас является главным субъектом информационного сопротивления — это министерство информполитики или какие-то другие учреждения?

Вячеслав Гусаров: Нельзя определить какого-то одного субъекта информационной войны. Информационная война направлена на всю нашу аудиторию — украинское сообщество, народ. Люди, которых зомбируют, являются объектами влияния этой войны.

Субъектами являются министерство обороны, службы безопасности, спецслужбы, министерство информационной политики. Также я бы здесь серьезную долю отдал министерству культуры — популяризация украинской культуры и языка в Украине, мягко говоря, невысока.

Ирина Ромалийская: Что вы имеете в виду под популяризацией?

Вячеслав Гусаров: Любой украинский гражданин, помимо русского языка, должен изучать украинский язык, знать его, говорить на нем. Если вы бывали в таких русскоязычных регионах, как, например, Харьковский, Запорожье.

Ирина Ромалийская: Да, я сама из Запорожской области, много лет прожила в Харькове. Не могу понять, кому я должна?

Вячеслав Гусаров: В плане должен, наверное, никому вы не должны. Однако любой гражданин Украины, наверное, обязан, а не должен, знать украинский язык, поскольку он в Украине живет. Общаться можно на любом языке.

Сергей Стуканов: Украинский язык может помочь в информационном сопротивлении агрессии России?

Вячеслав Гусаров: В некотором роде да. У нас практически нет языкового барьера — перейти с украинского на русский очень просто. Например, в Грузии было не так, грузинский и русский — очень разные языки.

Сегодня я общался с Олегом Панфиловым, который во время российско-грузинской войны 2008 года возглавлял информационное направление Совета безопасности Грузии. Первое, что они сделали — прекратили вещание российских информационных каналов, оставили всю грузинскую информацию на грузинском языке.

Сергей Стуканов: То есть, вы полагаете, что из-за владения русским языком украинцы находятся в информационном поле России и, соответственно, подвержены их пропаганде?

Вячеслав Гусаров: Из-за русскоязычного поля на украинцев очень просто влиять.

Ирина Ромалийская: Но есть и другая сторона — благодаря тому, что украинцы владеют русским языком, они могут влиять на россиян?

Вячеслав Гусаров: То же самое, да.

Сергей Стуканов: Ваша коалиция из четырех организаций — каким образом вы будете выходить на международный уровень?

Вячеслав Гусаров: Мы уже вышли. В нашем сообществе сейчас представлены Эстония, Грузия, Польша. Обсуждается вопрос с Латвией, Молдовой, Финляндией. Мы видим заинтересованность общественных организаций, которые работают в информационном поле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.