К назначению судьи-предателя приложил руку Порошенко, — журналист

24 сентября 2016 - 14:52 797
Facebook Twitter Google+
Судья-перебежчик — экс-глава Апелляционного суда Крыма Валерий Чернобук, до сих пор не понес какую-либо ответственность

Представление об увольнении Чернобука за нарушение присяги намерено не вносится в Парламент, когда для увольнения уже все готово – есть решения ВККСУ и ВСЮ. По словам журналиста Сергея Мокрушина, мы в очередной раз наблюдаем, как политическая коррупция позволяет коллаборационистам уйти от ответственности.

Татьяна Курманова: Кто такой этот одиозный судья Чернобук?

Сергей Мокрушин: Валерий Чернобук – это бывший председатель Апелляционного суда Крыма, который занимал эту должность на момент оккупации. Он пытался остаться на этой должности, призывая судей Крыма перейти на судопроизводство по российскому законодательству, принять оккупацию, а также признать аннексию и федеральные законы. Чернобук присутствовал при представлении Натальи Поклонской, чем помог легитимизовать этот процесс. У него был личный конфликт с Сергеем Аксеновым. Чернобук в итоге оказался персоной нон грата. До этого он дал интервью Центру журналистских расследований и заявил о том, что он остается работать в Крыму. Кроме того, он сказал, что давал присягу не народу и не президенту, он давал присягу судьи.

Потом он оказался на материковой части Украины, но не растерялся и записался в АТО. Он был там начальником бани.

Слушаем фрагмент интервью с Чернобуком за 14 марта 2014 года.

Татьяна Курманова: Чернобук думал, что он останется в этой должности?

Сергей Мокрушин: Да, он рассчитывал на это, но не сложилось. Он уехал на материковую часть Украины. Крымским судьям он читал лекцию об основах российского законодательства. Мы эту лекцию снимали по его приглашению. Он хотел таким образом заявить о своей лояльности к оккупационной власти.

Татьяна Курманова: Задаем вопрос Аксенову. Он говорит, что это очень плохой человек и предатель. 

Сергей Мокрушин: У меня есть информация о том, что у них был личный конфликт. Чернобук помогал выбивать из Аксенова большие долги.

Татьяна Курманова: Первое, что он делает на материковой Украине – едет в АТО.

Сергей Мокрушин: У него было достаточно связей, чтобы поехать не на фронт, а в тыл. Он был там начальником третей бани. Пробыл там 2 месяца и получил награду. Сейчас он даже написал книгу о том, какой он патриот. После этого президент Украины своим приказом перевел Чернобука с должности председателя Апелляционного суда Крыма на должность судьи Апелляционного суда Днепропетровской области. Там Чернобук спокойно работал до весны этого года, несмотря на наше обращение в прокуратуру. Уволился Чернобук из этого суда только после того, как мы приехали к нему в Кривой Рог. 

В расписании заседаний суда в этот день у него были дела, но, когда мы приехали, его там уже не оказалось. Мы ему позвонили. Предлагаю послушать запись этого разговора.

Татьяна Курманова: После этого Чернобук признался тебе в том, то он раскаивается. Как это было?

Сергей Мокрушин: Он раскаялся. Сказал, что совершил ужасный поступок и, чтобы не дискредитировать власть Украины, он написал заявление об увольнения. Согласитесь, этого недостаточно.

История получила развитие, когда к этому подключились наши коллеги с канала «2+2».  Они написали заявление в Высшую квалификационную комиссию судей Украины. Заседание членов комиссии состоялось в апреле 2016 года. Было очень интересно наблюдать за реакцией членов комиссии, предлагаю послушать.

Татьяна Курманова: Ты был на этом заседании?

Сергей Мокрушин: Да. Чернобук не пришел на заседание комиссии. В своих пояснениях он сказал, что на тот момент не выполнял обязательств председателя Апелляционного суда Крыма, а это интервью он дал мне якобы под давлением. Я рассказал об этом на квалификационной комиссии. Позже она вынесла решение направить представления в Высший совет юстиции с тем, чтобы уволить Чернобука с должности судьи Днепропетровского суда в связи с нарушением присяги.  

Так получилось, что президент Украины сыграл большую роль в том, чтобы Чернобук не понес ответственность за то, что натворил. Высший совет юстиции в начале августа решил, что Чернобука необходимо уволить. Дальше этот вопрос должна рассматривать Верховная Рада. Напомню, что этот процесс идет полтора года.

Татьяна Курманова: Нынешний глава НАБУ Назар Холодницкий еще в роли замглавы прокуратуры АРК обещал разобраться в ситуации. Слушаем запись.

Татьяна Курманова: Свое обещание Назар Холодницкий не выполнил.

Сергей Мокрушин: Никто из тех, кто обещал разобраться в этом деле, не выполнил своих обещаний, кроме журналистов, общественников или помощников нардепов, из запросов которых мы узнали, что 5 сентября в аппарате Верховной Рады еще не было зарегистрировано представление Высшего совета юстиции об увольнении Чернобука.

Татьяна Курманова: Процедура предполагает передачу представления в Верховную Раду и его рассмотрение, но его нет?

Сергей Мокрушин: Нет. На следующей недели должны прийти ответы на отправленные мной запросы, из которых станет понятно, где же потерялось это представление.

Татьяна Курманова: Как ты видишь дальнейшее развитие ситуации?

Сергей Мокрушин: Ситуация складывается абсурдно. Практически все судьи, которые работали в Крыму и там остались, были уволены Верховной Радой. Им объявлено о подозрении в совершении государственной измены и нарушении присяги. В то же время, тот человек, который агитировал этих судей предать Украину, находится на материке и ведет себя спокойно.

Татьяна Курманова: Где он живет?

Сергей Мокрушин: Насколько я знаю, в Днипре. Он там каким-то образом устроился при Филатове. Мы звонили в Высший совет юстиции после того, как он сказал, что написал заявление об увольнении. Нам сказали, что такое заявление действительно было им написано, но его приостановили из-за рассмотрения дела Высшей квалификационной комиссией.

Татьяна Курманова: Может быть такое, что он до сих пор получает зарплату судьи?

Сергей Мокрушин: Он не уволен.

Была информация о том, что в Днепропетровском совете он должен был отвечать за безопасность. Тогда возник скандал из-за того, что он пытался ограничить доступ журналистов в сессионный зал. В ответ на один из запросов поступила информация о том, что он не числится в штате, но ведь он может быть где-то вне штата.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.