Слушать

Как будет работать закон, упрощающий обучение детей с оккупированных территорий в вузах?

04 марта 2017 - 15:21 813
Facebook Twitter Google+
Президент Украины Петр Порошенко подписал закон, призванный упростить обучение детей с оккупированных территорий в высших учебных заведениях

oleksandr_kulga.jpg

Александр Кульга // «Громадське радио»
Александр Кульга

В студии «Громадського радио» — директор Координационного центра перемещенных ВУЗов Александр Кульга.

Андрей Куликов: Насколько можно ожидать, что этот закон будет действенным? Каковы его главные положения?

Александр Кульга: Основное положение этого закона заключается в том, что абитуриенты получают от государства полную или частичную оплату за обучение. Также это льготные условия при поступлении, социальные стипендии, бесплатное получение учебников и проживание в общежитии.

Андрей Куликов: Что такое льготные условия при поступлении? Если человек с оккупированных территорий наберет одинаковое количество баллов с человеком с другой части Украины…

Александр Кульга: То ему отдается приоритет. Он поступает как бы вне конкурса.

Этот закон касается детей с серой зоны. То есть они очерчивают 30-километровую зону, и люди, проживающие на этих территориях, будут иметь данные права. Но тут мы сталкиваемся с тем, что линия разграничения постоянно двигается. Например, у человека были права, линия поменялась и все, у него нет прав.

Андрей Куликов: Но закон не имеет обратной силы. Если человек получил права, то воспользовался льготой и дальше учится.

Александр Кульга: Да, но есть постановление Кабмина 1085, которое четко регламентирует перечень населенных пунктов. Тут надо вносить изменения. Но в нашем законодательстве в принципе нет понятия «лінія зіткнення». Это еще больше усложняет процесс.

Комитет Верховного совета по вопросам науки и образования предлагал внести этот термин. Но предложение как-то обошли. Хотя этот термин крайне необходим.

Андрей Куликов: Как восприняли этот закон в перемещенных и остальных вузах Украины?

Александр Кульга: Двояко. С одной стороны, они понимают, что мы заботимся о тех людях, которые находятся на тех территориях. Но мы сразу получаем и долю негатива. Еще 2 года назад был принят закон № 425, который предусматривает бесплатное проживание в общежитиях и получение социальных стипендий для детей с тех территорий. На данный момент он не работает.

Татьяна Трощинская: Он не работает по вине самих высших учебных заведений или по другим причинам?

Александр Кульга: Минфин, как Дмитрий Медведев, уже 2 года говорит: «Денег нет, но вы держитесь». В этом году эти деньги уже заложили. Но за те годы, которые прошли, со студентов требуют оплату за проживание в общежитиях и коммунальные услуги. А это немаленькие суммы для студентов.

Татьяна Трощинская: Экспертное сообщество, например, аналитический центр «CEDOS», очень часто говорит о позитивной дискриминации. Аналитики имеют в виду, что любая льгота приводит к понижению уровня образования. Что вы можете сказать по этому поводу?

Александр Кульга: Частично я с этим согласен. Потому что нет условий для получения качественного образования. Мы знаем Авдеевку, где нет света, нет никаких благ.

С другой стороны, если говорить о качестве образования, все это началось еще с 1992 года, когда вузам сказали, что теперь оплата идет за студентом. Чем больше студентов, тем больше денег у вуза. Автоматически мы получаем что? Вузы борются не за качество, а за количество.

Андрей Куликов: Когда я услышал, что речь идет о детях, подумал о школьниках. Оказалось, речь идет о студентах. Как законодательство определяет детей?

Александр Кульга: В этом законе речь идет и о школьниках, и о студентах. То есть школьникам, которые переезжают и идут в новые школы, полагаются эти льготы.

Что касается учебников, это больше для школьников. В высших учебных заведениях все уже перешли на электронный документооборот.

Этот шаг был принят непроизвольно. Они переместились, и им надо было как-то работать. Так они перешли на данную систему.

Андрей Куликов: Когда станет понятно, работает закон или нет?

Александр Кульга: В июне. Тогда начнется вступительная кампания. Именно тогда мы увидим, появились льготы для этих категорий людей или нет.

Андрей Куликов: Насколько часто в координационные центры обращаются студенты или преподаватели, чтобы вы помогли им отстаивать их права?

Александр Кульга: Что касается работы с ректорами, это практически ежедневные звонки. То же самое касается министерства. Мы в оперативном режиме решаем все проблемы, которые возникают.

У нас была «Рада ректорів», на которой поднимались вопросы, касающиеся аккредитации. Дело в том, что для перерегистрации аккредитации надо заплатить 3 200 гривен за аккредитацию одной специальности. То есть в среднем вуз за переоформление должен заплатить около 400 тысяч.

Татьяна Трощинская: Если это специальности, которые нужны на рынке труда, то за что платить?

Александр Кульга: Чисто формально за бумажку.

На этом совещании мы договорились о том, что вместо 3 200 гривен за новое оформление вузы будут платить 89 гривен за переоформление. В четверг прошло заседание аккредитационной комиссии, и им заново выставили сумму в 3200 гривен.

Андрей Куликов: Я недавно говорил с одним юристом, который преподает право в некоторых университетах. Он спросил, зачем мы финансируем такое количество юридических, журналистских и других школ. «Почему бы, — спрашивает он, — не предоставить это дело корпорациям, которые заинтересованы в таких специалистах?» И вуз при этом получит деньги, и не будет перепроизводства. Что вы думаете на этот счет?

Александр Кульга: Я полностью поддерживаю эту точку зрения. С одной стороны, для меня это утопия. С другой стороны, моя мечта заключается в том, чтобы вузы начали работать с реальным сектором экономики, а реальный сектор экономики задавал тренд. Например, предприятие платит за студента и имеет право контролировать его успеваемость. Оно заинтересовано в том, чтобы студент получал необходимые знания. Во второй половине дня студент может идти к ним на предприятие и получать не только стипендию или зарплату, но и неоценимый опыт.

Таким образом, вузам мы помогаем получить финансирование, а студентам мы помогаем получить опыт.

Татьяна Трощинская: Какие образовательные потребности являются самыми важными?

Александр Кульга: Я считаю, что самое главное, это когда человек находит свое призвание и идет в определенный вуз не по совету родителей или друзей и не потому что там было бюджетное место.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.