Слушать

Как демобилизованные бойцы контролируют работу мэра и депутатов Селидово?

26 декабря 2016 - 19:48 607
Facebook Twitter Google+
«70% депутатов не ходят больше, чем на половину заседаний», — говорят активисты

Представители общественной организации «Спілка воїнів АТО м. Селідове» Богдан Кружко и Владимир Кульбацкий рассказывают о мониторинге работы местной власти.

Наталья Соколенко: Как вы пришли к общественной деятельности?

Богдан Кружко: Начался Майдан, началась революция. Мы с друзьями поддерживали это движение. Мы были в Киеве. Когда начались бои, поехали в Селидово. И там начали украинизацию.

Наталья Соколенко: Почему вы приняли Майдан и приехали в Киев?

Богдан Кружко: Я приехал сюда, почувствовал, что здесь люди действительно борются за правду. Меня удивило, что самым популярным словом на Майдане было «вибачте».

Наталья Соколенко: После Майдана была война.

Богдан Кружко: Она продолжается. Я воевал в районе шахты «Бутовка» в 93 бригаде. Потом месяц был в Марьинке с батальоном «Донбасс».

Наталья Соколенко: Сейчас вы занимаетесь общественной деятельностью в Селидово?

Владимир Кульбацкий: Мы устали смотреть на то, что происходит вокруг нас. Наш мэр обворовывает наш город. Бюджет идет в карманы.

Наталья Соколенко: Вы занимаетесь мониторингом работы мэра и местных депутатов?

Владимир Кульбацкий: Да. Наши власти в начале войны одобрили референдум, провели его, а потом отказались от своих слов.

Наталья Соколенко: Действующий мэр Селидово Виктор Ремизов и тогда был мэром?

Владимир Кульбацкий: Да. Он подписал соответствующий документ, в котором было указано, что он согласен на проведение референдума.

Наталья Соколенко: Правоохранительные органы сейчас не имеют к нему никаких претензий?

Владимир Кульбацкий: Якобы начались какие-то разбирательства, но никакой конкретики нет.

Наталья Соколенко: Какую информацию вы ищете о мэре? Что потом делаете с этой информацией?

Богдан Кружко: Мы собрали пакет документов по референдуму, по работе депутатов и передали его в СБУ. Пока ответа нет.

На предпоследней сессии наш мэр не захотел разговаривать на государственном языке. Он сослался на постановление, которое приняли год назад.

На нашу новогоднюю елку, пиротехнику выделено полмиллиона гривен. На этот проект была выделена наибольшая сумма по Донецкой области. Аргументировали это тем, что на Новый год к нам из Донецка приедут люди посмотреть на уровень жизни на подконтрольных территориях. 50 тысяч выделили только на пиротехнику, хотя у нас сейчас запрещено ее использование.

Владимир Кульбацкий: За 2016 год было подписано 5 проектов решений, только 2 из них были выполнены, но не на 100%.

Богдан Кружко: В декабре принимается проект об озеленении города. Выделили около 100 тысяч, наверное, на розы перед мэрией.

Наталья Соколенко: Вы передали документы в правоохранительные органы. Вы отправили их просто по почте? Или было какое-то общение?

Богдан Кружко: Можно сказать, что по почте. Была реакция только от Павла Жебривского, нашего губернатора, по поводу Ремизова. На последнем общественном собрании Жебривский сказал, что есть идеи относительно альтернативы мэру.

В начале года наш совет продвинул проект: купили 35 планшетов, 34 дешевых BRAVIS и один Samsung Galaxy Tab 3. На предпоследней сессии они голосовали на планшетах. Я увидел, что у одного депутата из «Оппозиционного блока» два планшета. Я это снял на видео. После сессии я сказал, что задокументировал его. Он ответил, что мы молодцы и пошел.

Наталья Соколенко: Какие политические силы представлены в горсовете Селидово?

Богдан Кружко: Почти все. Есть депутаты из «Радикальной партии», БПП, «Оппозиционного блока», «Нашего края».

70% депутатов не ходят больше, чем на половину заседаний. На каждом заседании присутствует 15%.

Наталья Соколенко: Почему? Они не живут в Селидово?

Владимир Кульбацкий: У нас даже мэр не живет в Селидово. Один депутат недавно приехал из оккупированной территории. Эта женщина год жила там.

Наталья Соколенко: Вы говорите им о том, что нужно посещать заседания?

Владимир Кульбацкий: С ними сложно поговорить. Депутаты приходят, 24 раза поднимают руки или нажимают на кнопки и уходят.

Богдан Кружко: Большинство работает без приемных.

Наталья Соколенко: У вас есть бюджет участия?

Богдан Кружко: Он есть, но люди о нем не слышали.

Наталья Соколенко: Какие настроения сейчас у людей?

Владимир Кульбацкий: В начале войны около 95% были готовы отдать нашу территорию в оккупацию. На данный момент около 10% переосмыслили все, но большинство не хочет думать о будущем Украины, а предпочитает думать о том, что здесь скоро будет иная держава. Люди не видят перспектив. Они думают, что приход России улучшит их жизнь.

Богдан Кружко: Наш городок шахтерский. Около 75% людей — горнорабочие. Сейчас им нестабильно выплачивают зарплаты.

Наталья Соколенко: Какая помощь вам нужна как общественным активистам?

Богдан Кружко: Нужно проводить тренинги. У нас нет гражданского общества.

Владимир Кульбацкий: Мы находимся в 40 километрах от Донецка. Люди боятся, не знают, чего ожидать. Они хотят быть нейтральными, не поддерживать ни «ДНР», ни Украину.

Богдан Кружко: Люди не чувствуют Украину. К нам приезжают за зарплатами люди с оккупированных территорий. Местные жители это видят и не понимают, как такое может быть.

Наталья Соколенко: Как часто к вам приезжают народные депутаты, представители правительства, общественные активисты с других городов?

Богдан Кружко: У нас не проводятся ни круглые столы, ни конференции.

Наталья Соколенко: Мы записываем разговор накануне нового 2017 года. Какое желание вы загадаете, когда будут бить часы?

Богдан Кружко: Убрать весной «железный занавес» и вернуть территорию.

Владимир Кульбацкий: Хочется мира.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.