Как пишутся добрые детские книги под залпами «Градов» на войне

11 июня 2016 - 07:10 348
Facebook Twitter Google+
Сергей Лоскутов, инженер из Киева, который воевал в 72-й бригаде, написал детскую книгу «Великі собаки бояться маленьких дівчаток» во время активных боевых действий в 2014 году

Татьяна Курманова: Как пришла идея написать книгу с таким названием?

Сергей Лоскутов: Как раз-таки название придумал не я. Мне уже заказали книгу под название. Писать я начал на войне. Воевал я с первой волной мобилизацией, в то время было очень горячо, нас сильно обстреливали из «Градов», из окружения я выходил через РФ.

Татьяна Курманова: И вы отвлекались таким образом, когда писали книгу?

Сергей Лоскутов: Да, потому что находишься в постоянном ожидании того, что прилетит снаряд. Да и потихоньку начинаешь деградировать от того, что либо спишь, либо воюешь и больше ничего. Поэтому я писал какие-то наброски.

Татьяна Курманова: «Великі собаки бояться маленьких дівчаток». Это детская книга?

Сергей Лоскутов: Сначала были не детские книги, в основном все грустные. Детские книги меня уговорила писать Татьяна Стус, родственница сына Василия Стуса, украинского поэта и диссидента.

Татьяна Курманова: О чем эта книга?

Сергей Лоскутов: По соседству с маленькой девочкой жила большая собака, с которой эта девочка все хотела познакомиться. От этого родители были в шоке, потому что боялись, что собака будет кусаться из-за того, что девочка была шкодницей и могла дразниться. В итоге, они конечно подружились, вместе баловались, девочка была постоянно испачканная, что надоело родителям и привело к запрету на эту дружбу. От того, что общение с собакой было под запретом девочка заболела, была несчастной, и в конце концов сердце родителей оттаяло и собака вновь вернулась в жизнь ребенка. Изначально книга должна была называться «Собака, которая умеет рисовать тучки». Если приставить детскую ладошку к стеклу окна, то получается отпечаток солнышка, а если приставить собачью лапу — то отпечаток тучки. Основная мысль в том, что собака с ребенком рисуют тучки с солнышком.

Татьяна Курманова: Будете ли дальше писать?

Сергей Лоскутов: Я уже пишу. Есть уже несколько наработок. Не знаю, будут ли они печататься. Я и эту книгу не думал печатать, и очень удивлен, что она так хорошо продается.

Татьяна Курманова: Получается, вас на войне спасло творчество?

Сергей Лоскутов: Я думаю да. Да и возраст сыграл свое, потому что я видел, как молодые парни сходили с ума, ибо психика не выдерживала.

Дмитрий Тузов: Есть ли такой эпизод с войны, который вы хотели бы описать?

Сергей Лоскутов: Я все плохое пытаюсь забыть. Яркий эпизод был о том, как мы поехали по воду в одно из сел, не смогли ее найти, а село при виде нас как умерло. Я подошел к одной из машин, в которой сидели люди, и они с испугом спросили меня, не буду ли я стрелять. Услышав мою русскую речь, они обрадовались, но были удивлены, что русские воюют на стороне «бандеровцев». Через время они кому-то позвонили, и тут же люди начали выходить из своих домов и помогли нам найти воду. Получается, что для русскоязычных все открыто, а украиноязычным не рады. Все же в свое время надо было работать с населением.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.