Слушать

Аграрии в ОРДЛО перестают обрабатывать поля, это большая проблема, - ученый

02 апреля 2018 - 20:27
Facebook Twitter Google+
Как повлияла оккупация на сельское хозяйство неподконтрольных территорий?
Аграрии в ОРДЛО перестают обрабатывать поля, это большая проблема, - ученый / Программы на Громадському радио

Об этом мы поговорили с ученым, директором Донецкой государственной сельскохозяйственной опытной станции НААН Украины Александром Винюковым.

 

Ирина Ромалийская: Что это за станция и чем она занималась?

Александр Винюков: Занималась и занимается. Донецкая опытная станция была создана в 1927 году, располагалась в поселке Пески, потому что это центральная часть области – географический центр Донецкой области, поэтому для всех зональных особенностей Донбасса разработки ученых подходили. В прошлом году станции было 90 лет.

Когда началась война, нам пришлось переехать. Правда, не сразу. Война застала нас в начале уборочных работ. Селекционные посевы – это очень длительно и тяжело, в основном, ручной труд. Было ужасно, когда труды многих десятилетий пропадали на глазах. Поля горят, а ты ничего не можешь сделать. А поля опытной станции граничат с Донецким аэропортом, поэтому все, что там происходило, было у нас на глазах. Воинские бригады, которые были в Песках, базировались на наших складах. Поэтому было «весело».

Большинство людей сразу уехало из Песок. Было принято решение, обзвонили сотрудников — и десять человек, включая меня, вызвались спасть то, что было.

Мы предварительно договорились с военными, они дали нам «зеленый свет» на работы – мы с 9.00 до 15.00 убирали все, спасали, эвакуировали. Помощи, конечно, ни от кого ждать не приходилось — все делали за свой счет, своими силами.

Максимально все спасли. Перевезли мы все это в наше опытное хозяйство «Забойщик». Это Донецкая область, приблизительно 50 км от границы, которая образовалась. Сейчас мы там, в принципе, и расположены.

Все, что мы делали, продолжаем и сейчас. Мы спасли всю селекцию, все семеноводство, восстановили. На новом месте мы уже передали на госсортоиспытание новые сорта сельскохозяйственных культур: два ячменя, четыре пшеницы и один эспарцет – пшеница и эспарцет вошли в реестр, ячмень еще на сортоиспытании.

Ирина Ромалийская: Повлияла ли оккупация на сельское хозяйство в этих регионах?

Александр Винюков: На оккупированную территорию в первую очередь повлияла тем, что люди остались отрезанными от всего того, что должно быть для сельского хозяйства. В первую очередь – сортообновление, семена высоких репродукций, гибриды.

Ирина Ромалийская: Но можно не покупать новые сорта, а использовать старые?

Александр Винюков: Можно не покупать и выращивать старые, но проходит пять-шесть лет и посевы настолько засоряются, что потом ты уже не получаешь желаемый результат.

Ирина Ромалийская: И нужно обновлять каждые пять-шесть лет?

Александр Винюков: Наука говорит, что через три года нужно обновлять.

Туда сейчас практически невозможно завезти семена. Так сложились обстоятельства, что большинство моих знакомых, с которыми я работал, моя семья, остались по ту сторону. Мы созваниваемся, я туда езжу к родителям — вижу своими глазами, как все происходит.

Семхозы и обычные фермерские хозяйства, которые остались по ту сторону, заставили покупать семена в России. Но семхозы, которые там остались, говорят: таким мусором, который привезли, мы даже животных не кормим.  Те сорта, которые они просили, о которых они знают, им не дали — дали то, что было самим не нужно. А они берут только то, что им дают.

Популярные сорта, которые пользуются спросом в Ростовской области, в Краснодарском крае, распродаются на месте — то, что не нужно, пошло на Донбасс.

Ирина Ромалийская: Чем это грозит?

Александр Винюков: Сразу упала урожайность, качество пшеницы. Но это даже не самое страшное. Независимо от урожая, который ты вырастил там, тебе его некуда продать.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.