Казачество вербовали ехать на Донбасс как «пушечное мясо» — донской казак

25 апреля 2017 - 18:43 717
Facebook Twitter Google+
Сергей Белогвардеец — донской казак, политический беженец из России. В России, по его словам, он преследовался за общественную деятельность и проукраинскую позицию

Сергей Белогвардеец прошел через арест, был осужден в России. Сейчас он живет в Украине, пытается оформить статус беженца. Свою историю Сергей рассказал Громадському радио:

 — Родился в городе Новочеркасск, Ростовской области РФ. Родовой донской казак. В 2014 году для освещения беспредела творимого оккупационными властями в Крыму я стал снимать свой видео-блог «Баклановский Удар», популярный в среде казаков. В неравных условиях воевал с администрацией моего города, пытаясь спасать кладбище, старинные здания, и, наконец рощу, которую власти решили уничтожить в 2013 году. Добыв информацию и планы властей, я опубликовал это на всех городских ресурсах. Собрались активисты, мы стали писать президенту, собрали огромное для нашего города количество подписей горожан против спила рощи. Апофеоз борьбы совпал с событиями в Украине.

Стоит отметить, еще задолго до Майдана, в 2013 году, резидентами агентурной сети УФСБ, и так называемыми казаками, меня пытались привлечь к антиукраинской пропаганде, к отделению так званой Новороссии от Украины. Они предлагали деньги и высокую должность в путинском казачестве, но я отказался. Мне пообещали проблемы.

Сразу с ноября 2013 я  поддержал Майдан. Для меня были абсурдными посягательства российских политических дельцов на суверенитет Украины, на угрозы «навести в Киеве порядок». И вот отправился в Киев, где на Майдане записал «видеообращение казака к Украинцам», в котором откровенно издевался над руководством российского казачества и поддерживал выбор народа Украины. После я записал обращение к крымчанам, с просьбой не допустить российское нашествие.

Затем в Новочеркасске обострилась ситуация с рощей, мне стало известно, что власти невзирая на запрет арбитражного суда, свыше 5000 подписей граждан города, собираются спилить гордость нашего города. Я обратился за помощью к Дмитрию Ярошу, законному кандидату в президенты Украины, лидеру незапрещенной на тот момент в РФ организации Правый Сектор. В обращении я попросил Дмитра позвонить мэру, и запретить ему воровать деньги народа, пилить рощу, громить кладбище казаков. Обращение вызвал широкий резонанс, с учетом перезаливов видео, оно набрало свыше 3 000 000 просмотров. Однако власти города все же принялись пилить рощу. Мы остановили вырубку, сделали из спиленных деревьев баррикады, и круглосуточно охраняли рощу.

В те дни (апрель-май 2014), когда вербовщики из УФСБ и ГРУ почти открыто вербовали наёмников на Донбасс, я говорил с молодыми казаками, которые ко мне обращались с просьбой разъяснить, ехать ли им на Донбасс или нет. Ссылаясь на историю, предсказал им, что их ждёт судьба красных казаков периода 1917-1920 (то есть казнь), потому, что зовут их туда исключительно в качестве “пушечного мяса”.  Полагаю это стало одной из главных причин моего ареста.

5 июня 2014 года агент ФСБ затесавшийся в защитники рощи выманил меня на улицу путем экстренного звонка, что рощу, мол снова пилят. После выхода из дома я был схвачен сотрудниками ОУР, меня затащили в автомобиль зам.начальника уголовного розыска, где стали избивать и душить накинутым на голову мешком. Об заломанные руки они откатали мне пистолет ТТ, который затем подбросили в мою сумку. Был день, рядом находилась масса случайных прохожих, они кричали сотрудникам, что вы мол делаете? Полиция в ответ – арестовываем бандеровца, который на майдане наших беркутовцев убивал. После, так сказать, изъяли пистолет, и меня отправили в отдел полиции, где я был подвергнут пыткам сотрудниками ФСБ, ЦПЭ.

Пытки проводили с помощью удушения, электрошокера, когда они поняли, что я скорей погибну чем подпишу на себя оружие, то привезли прядь волос, по цвету и длине похожую на волосы моей мамы, и сказали, что она уже в подвале, и , что если я не подпишу чистосердечное признание, то её увезут в «ДНР» и убьют. Мне удалось сохранить самообладание, и даже одурачить их. В результате мне отбили почки, повредили позвоночник. Однако суд арестовал меня и отправил в СИЗО, где я провел год и полтора месяца.

В СИЗО сразу же началась моя отработка, неделю меня держали в карцере – днём пристегивали наручниками к решетке окна, ночью к шконке. После меня посадили в камеру с ранее судимыми рецидивистами, осужденными на длительные срока. Они сначала тайно, а затем открыто задавали вопросы по линии следствия, а после в открытую сказали, что если я не возьму оружие на себя, не скажу им адрес «жены из Киева», но меня подвергнут убийству. Но я понимал, что это блеф, и нужно лишь продержаться, понимая, что на воле за меня ведут борьбу, и убить меня в СИЗО опера не рискнут. Участие ОНК помогло мне вырваться из пресс-хаты, в итоге большую часть срока я просидел один. После последнего слова в суде, меня зверски избил полицейский конвой, среди которого были «отпускники», ездившие под видом казаков на Донбасс… Приговор на следующий день я слушал с побитым лицом. 8 мая меня приговорили к 2 годам колонии.

Попутно УФСБ пытались возбуждать новые дела по ч 2. ст 282 УК РФ за мои видео про Крым, обращение к Ярошу. При обыске у меня изъяли многолетние труды в архивах. ФСБ-шники мне открыто говорили, что это мне аукается борьба моих предков. Но я лишь гордился этим, ибо их предки у моих свиней пасли.

Освобождение после апелляции стало для меня неожиданным. По освобождению я сразу понял, что нахожусь под круглосуточным наружном наблюдением, домашний и мобильный телефон на прослушке. Спустя месяц, мой адвокат по уголовному делу об оружии предложил мне добровольно отправиться в следственный комитет для дачи показаний. Я сразу понял, что вот вот снова арестуют, и скрывшись из под наблюдения степями эвакуировался из города, затем из РФ.

За время моего отсутствия против меня возбудили уголовные дела по ст. 297 УК РФ (оскорбление судьи) и неизвестное мне количество эпизодов по статье ч. 2 ст. 282, в том числе за мою скромную песню «Новочеркасск», — рассказал донской казак, политический беженец из России Сергей Белогвардеец. 

Цю публікацію створено за допомогою Європейського Фонду Підтримки Демократії (EED). Зміст публікації не обов’язково віддзеркалює позицію EED і є предметом виключної відповідальності автора(ів). 
Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.