Слушать

«Казаки» возвращаются. Козицын — классический джокер, — Дихтяренко

08 марта 2017 - 17:19 255
Facebook Twitter Google+
Откуда взялись «казачьи» формирования на Донбассе? Кто эти люди и почему они снова проявились?

В студии Андрей Дихтяренко, журналист «Радио Свобода»

Ирина Ромалийская: Насколько эти формирования «казаков» были важными в событиях, которые происходили?

Андрей Дихтяренко: Они сыграли очень странную роль. Необычность поведения российских «казаков» на Донбассе, задачи, которые они декларировали, спешное бегство всегда вызывали мой интерес. Поэтому я очень активно слежу за тем, что происходит в Ростовской, Ставропольской, Воронежской областях. Там много «казаков», и есть за чем следить.

unnamed_3_0.jpg

Андрей Дихтяренко // «Громадське радио»
Андрей Дихтяренко

Ирина Ромалийская: Кто такие эти «казаки»?

Андрей Дихтяренко: В 90-е годы после развала Советского Союза во времена раннего Ельцина вновь возникла такая организация как Всевеликое войско Донское, сразу огромное количество людей вспомнило о своих «казацких» корнях. Я смотрел много заседаний этих организаций в 90-х, один из лидеров Николай Козицын еще в начале 90-х годов сделал ставку на ридикализацию лозунгов «казаков», он декларировал, что «казаки» всегда будут лояльны к Москве, но говорил о том, что «казаки» — отдельная нация, что войско Донское имеет свою территорию, показывал карту 17-18 годов, где была территория Всевеликого войска Донского, которое включало большое количество областей не только России, но и Украины: Донецкая, Луганская, Харьковская области.

Закончилось все неожиданно в 1994 году, когда началась Первая чеченская война, Козицын, который был в достаточно хороших отношениях с Дудаевым, заключил с ним договор, своеобразный пакт о ненападении, что «казаки» не будут принимать участие в Чеченской войне на стороне федеральных войск и обязался не пропускать через земли Всевеликого войска Донского эти войска. После чего его быстро сняли, до 2014 года он ушел в тень. Сидел у себя в Новочеркасске, занимался внутренними разборками.

И в 2014 году Козицын, который так заигрывал с независимой Ичкерией, вдруг решил посягнуть на Донбасс. Тут мы подходим к нашей современности.

Интересно, что сами регионы, в которые пришли эти «казаки» (Красный Луч, Антрацит, Стаханов), мягко говоря, не ожидали, что придут люди в кубанках, начнут им говорит: «Вы, шахтеры, мнили себя русскими, украинцами…нет! Вы теперь казаки».

И в 2014 году Козицын, который так заигрывал с независимой Ичкерией, вдруг решил посягнуть на Донбасс

Это было действительно странно, шло в разрез со всеми идеологическими схемами, которые пытались внедрять на этой территории кремлевские пропагандисты.

Помним, сначала была «русская весна»: мы все русские, но «казаки» говорят: вы не русские, а «казаки», отдельный народ. Потом резко ушли от идеи Новороссии, начинаются разговоры о самостоятельном донбасском этносе. Потом и эта тема уходит на второй план. Начинают говорить об отдельном луганском и отдельном донецком народе. И еще сверху приходят другие люди, которые пытаются убеждать, что ты «казак».

Ирина Ромалийская: Что потом случилось с «казаками» на Донбассе?

Андрей Дихтяренко: Кремль, наверно, окончательно понял, что это странное влияние не приносят положительных эффектов, «казаки» начали активно вмешиваться во внутренние политические процессы на оккупированной территории.

Козицын, который к тому времени уже захватил около 80% территории у группировки «ЛНР», Плотницкий тогда контролировал только Луганск, Краснодон и еще несколько небольших населенных пунктов.

По факту он уже начал договариваться с разными кандидатами на так называемых выборах глав «ЛНР», которые по факту должны были присягать Плотницкому. У него был свой ставленник среди Луганского «казачества». Он договаривался с убитым впоследствии «Бэтменом» Бедновым.

Очень больших трудов Плотницкому и компании стоило сделать так, чтобы ни один из этих кандидатов не смог принять участие в «выборах». Они очень боялись, что власть в Луганске и Краснодоне висит на волоске.

Плотницкому это удалось. Было даже видео: Мозговой, Козицын и Плотницкий стоят вместе, говорят, что перед выборами прекращают вражду, все будет хорошо. Было ощущение, что Кремль надавил и на Козицына, и на Мозгового, заставил их не мешать Плотницкому легитимизировать власть в Луганске.

Плотницкий — человек, который не забывает обид, маниакально боится потерять власть, весь 2015 год он по факту вел боевые действия на оккупированной части Луганской области. Были убиты многие боевики, которые успели присягнуть Козицыну. Самого Козицына выгнали из «ЛНР».

Фактически этот процесс закончился в 2016 году. Структура «ЛНР» уже полностью стола на этой территории, ни о каких «казачьих» территориях речи не было.

И вот в 2017 году, в январе, Козицын делает скандальное заявление. Он говорит: Мы идем на помощь нашим братьям на Донбассе и объявил мобилизацию «казаков». В последствии провел съезд «казаков», на который приехали практически все представители так называемых нереестровых «казаков».

Ирина Ромалийская: И на съезде были реальные люди, которые готовы брать оружие и идти на Донбасс?

Андрей Дихтяренко: Да. Он говорит о четырех дивизиях. Как минимум, это несколько тысяч человек. Есть подозрение, что это может осложнить ситуацию на линии соприкосновения.

У нас гибридная война. «ЛНР» и «ДНР» связаны Минским процессом, Россия тоже не может официально вводить войска. И тут из территории России заходит 6 000 человек, предположим, в шапках-кубанках. Никто не знает, кто эти люди. И они начинают, как бы автономно, боевые действия.

Ирина Ромалийская: А Кремль традиционно говорит: это не наши, мы на них влияния не имеем.

Андрей Дихтяренко: Например. Я не могу исключать такую опасность.  

Лариса Денисенко: Как вы думаете, это результат договоренности Кремля и «казачества» или самовольный поступок Козицына?

Андрей Дихтяренко: Не думаю, что это самовольный поступок Козицына. Несмотря на свою авантюрность, он человек достаточно осторожный и прагматичный. Как только «запахло жаренным», он моментально убрался из Донбасса. Но издалека он долго руководил боевиками, которые там остались. Делал все, чтобы до последнего удержать эти территории хотя бы номинально.

Часто Козицын позировал в своем кабинете, у него всегда висело множество портретов: обязательно потрет Николая ІІ, Путина и помощника Путина Владислава Суркова.

Думаю, это часть глобального пасьянса, Кремлю просто нужно ввести дополнительные карты. В моем представлении, Козицын — классический джокер. Никогда не знаешь, как он себя поведет.

Мы были очень удивлены, поскольку достаточное количество людей скучали за «казаками»

Я разговаривал с украинскими экспертами, они говорят, поскольку в Луганской области «казаки» достаточно наследили, а там было много всего: телесные наказания, отжимы имущества, естественно, плохие отношения с группировкой «ЛНР». И сейчас, возможно, их бросят в Донецкую область, они частично усилят боевые подразделения группировки «ДНР» и их будут потихоньку вводить на передовую.

Лариса Денисенко: Откуда они могут зайти?

Андрей Дихтяренко: Подозреваю, захода как марша не будет, люди будут просачиваться через все окна, которые есть на границе между неконтролируемыми территориями Украины и РФ. А уже здесь их будут снабжать оружием, формировать в бригады.

Ирина Ромалийская: Местное население может этому противиться?

Андрей Дихтяренко: Мы в программе «Донбасс. Реалии» пытались найти ответ на этот вопрос, были уверены, что население явно не хотело бы, чтобы «казаки» возвращались. Наши люди снимали в Красном Луче (Хрустальном — прим.).

Мы были очень удивлены, поскольку достаточное количество людей скучали за «казаками», говорили, что они раздавали всем гуманитарную помощь (в отличии от этих властей), говорили, что при «казаках» на улицах не было пьяных, потому что всех пьяных ловили — и в окопы, если это были боевики — били нагайками. Как ни странно, многие люли на оккупированной территории до сих пор скучают за жесткой рукой. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.