«Каждой вывозит самое важное; я взяла книги и картины», — Ирина Мезеря

22 ноября 2015 - 23:40 138
Facebook Twitter Google+
Преподаватель и художница с Луганска Ирина Мезеря провела уже две выставки после переезда с Луганска. Она рассказала о живописи и темах работ после переселения

Валентина Троян: Как восприняли кусочек луганского искусства в Киеве?

Ирина Мезеря: Выставки проходили в Ирпене. Одна посвящена Пасхе, вторая была в сентябре — «Краса життя — живопис». Сделать все было очень просто. Я пришла в исторический музей Ирпеня, принесла картины, сказала: если интересно — делаем выставку. Все было решено моментально. Музей занимался организацией выставки. Судя по записям в тетради, посетителям понравилось.

Наталия Соколенко: К своим картинам вы пишете поэтические сопровождения.

Ирина Мезеря: Не столько поэтическое, как литературное. Однажды я познакомилась с работой искусствоведа, который писал о том, что Альтман хотел сказать портретом Ахматовой. Он говорит: вы видите, как она глубоко она сидит в кресле? Это говорит об экономической кризе. А видите, как ниспадает ее шаль? Это говорит о приближении революционных событий. Я поняла, что нужно писать самой о своих картинах, чтобы люди не придумывали, что я думала в тот момент, когда писала картину.

Валентина Троян: Вы картины пишете по стеклу. Расскажите об этом.

Ирина Мезеря: Я аматор, и я придумала для себя технику. Я пишу картины на стекле. Так писали еще с XIV века, но у меня есть свои особенности. Кроме того, каждую картину я обрамляю в раму.

Наталия Соколенко: Наведите пример описания картины, которое вы написали вже после переезда.

Ирина Мезеря: Когда в меня в Луганске в последний раз брали интервю, было уже очень неспокойно. Тогда я писала портрет девушки в украинском национальном костюме. Я ее окончила в мае, она жила в Луганске. Вы спрашивали, как я их вывезла. Каждой вывозит то, что для него самое важное, и я вывезла теплую одежду, потому что было нужно, книги, потому что не могла их оставить, и картины, потому что это моя жизнь.

Посвящения к девушке в костюме, которая называется «Луганчанка», я написала уже здесь:

Не дай тобі, Боже, позбутися крову,

І бути клошаром у рідному краї,

Скитатись по людях, і все ж не зламатись,

Повстати, як фенікс, із тла і вогню.

Валентина Троян: У вас есть какие-то новые импульсы, как вы видите будущее?

Ирина Мезеря: Я сейчас закончила три новые картины. Это три портреты женщин, которые олицетворяют Веру, Надежду и Любовь. Вера, Надежда и Любовь должны всех нас спасти не только в Украине, но и в мире.

Валентина Троян: Как сейчас проходит творческая жизнь в Луганске?

Ирина Мезеря: Творческая деятельность продолжается. Творческие люди не могут не делать то, для чего они родились. Что касается выставок — не могу подробно ответить, давно с ними не общалась.

Валентина Троян: Тема войны по-прежнему присутствует  в художественных произведениях или она уже уходит?

Ирина Мезеря: Я в творчестве человек одинокий. Я не могу сказать, была ли в художников тема войны. Но по тем, с кем общаюсь, не с творческой среды, могу сказать, что люди смертельно устали от войны.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.