Слушать

«Киев-Донбасс». Дневной эфир за 23 марта. Первая часть

23 марта 2016 - 15:23 26
Facebook Twitter Google+
Обсуждаем украинский вопрос в контексте событий в Брюсселе и определяем разницу между юридическими терминами, идентифицирующими вооруженный конфликт на территории Украины

Об общеевропейской системе безопасности, которая очередной раз подверглась испытанию терактами и украинском вопросе, который в контексте последних событий или отойдет на второй план, или подвергнется воздействию изменений стратегии общеевропейской безопасности, говорим с украинским политическим деятелем Тарасом Чорновилом.

За даними спецслужб, атака на Брюссель мала бути більш масштабною, ніж терористичні акти у Парижі і це ознака того, що проти ісламістського тероризму можна діяти, — говорит Тарас Чорновил, — Терористів смертників зупинити неймовірно важко. Це особлива загроза, від якої, на щастя, поки що вільна Україна. Проти нас протистоять диверсійно-терористичні групи, але це групи людей, які не тільки не хочуть загинути, а й бояться потрапити в тюрму, тому боротися з таким тероризмом незрівнянно легше.

В свою очередь чайник выясняет: АТО — это акт агрессии, война или вооруженный конфликт? Доцент кафедры международного права Института международных отношений КНУ им. Тараса Шевченко Николай Гнатовский объясняет разницу между юридическими терминами, идентифицирующими вооруженный конфликт на территории Украины.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.