«Киевляне не хотят слышать о войне», — драматург Дэн Гуменный

17 января 2016 - 16:27 1550
Facebook Twitter Google+
11 января в Киеве открылся театр PostPlay. О премьерных спектаклях «Серая зона» и «Ополченцы» говорят актриса театра и автор пьес

Татьяна Курманова: Расскажите несколько слов о PostPlay театре. Что это за структура?

Дэн Гуменный: Это театр, в котором нет художественного руководства, административные дела решает художественный совет. Этот театр работает с острыми темами, стремится стать «лабораторией украинского театра», не отрицая предыдущего опыта, пытаясь привнести современные формы, современное слово.

Галина Джикаева: Современное слово отличается от того, что было сто лет назад, которое мы сейчас можем услышать с площадок государственных театров. Когда я туда прихожу, я вижу музей. Это очень красиво, но это не про меня. То, что происходит в PostPlay — это про меня, я говорю этим языком.

Алексей Бурлаков: В вашем театре прошла премьера моноспектакля «Ополченцы». Дэн, расскажите о нем подробнее.

Дэн Гуменный: Вместе с Яной Гуменной мы написали пьесу «Дочке Маше купили велосипед». На текстом моноспектакля работали вместе с режиссером Антоном Романовым, актрисой Галиной Джикаевой, видоизменялся текст, получилось название «Ополченцы».

Галина Джикаева: В основу пьесы взято интервью с «ополченцем» (вооруженным сторонником так называемой «ДНР», — ред.).

Текст интервью «разбрызган», не структурирован, а драматурги выстроили материал так, чтобы его можно было хотя бы запомнить. Может показаться, что мы «ополченца» оправдываем, может показаться, что мы его осуждаем. Наша задача была — дать высказаться этому человеку в том градусе, в котором он общался с собеседником.

Сейчас много говорится об осуждении практики примирения. Мы говорим о том, что не надо мириться. В нашем спектакле мы тоже не говорим о примирении. Мы говорим, что «ополченец» — это человек. И с человеком нужно разговаривать. И если мы дадим гневу, который накопился в огромном количестве в каждом человеке, выплеснуться, если мы позволим себе мстить, то Путин победит. Путин превратил свой народ в быдло и маньяков, он может и наш народ превратить в убийц. В тех, которые правят самосуд, суд Линча. Преступники должны отбывать наказание, которое им определит суд.

Алексей Бурлаков: Кого именно вы называете «ополченцами»? Ведь сейчас это вопрос, прежде всего, политический.

Галина Джикаева: Не только человек, который стоял с оружием в руках на донецких блокпостах — ополченец. В ополчении к нему находится и человек, который брал у него интервью, он находится в оппозиции к своему собеседнику. Мы все против чего-то.

В этом спектакле я выступаю в трех лицах. В роли девушки, которая с ним встречалась, интервьюера, который общается с «ополченцем, и самого «ополченца». Я высказываю свое мнение, и зритель высказывает свое мнение. Это PostPlay театр, то есть после спектакля мы спорим, дискутируем.

Татьяна Курманова: Как зрители реагируют на спектакль? Накал страстей высокий?

Дэн Гуменный: Накал страстей высокий еще во время монолога. Некоторые гости пытаются вступить в диалог с этим человеком еще во время спектакля. А после спектакля мы говорим о многом. Нас называют единственным демократическим театром, нас называют пропагандистами сепаратизма в Киеве. Нас обзывали прислужниками режима и прислужниками Путина. Главное, что тема подрывает дискурс, которым живут киевляне.

Киевляне не замечают или не хотят замечать войны, которая происходит в нашем государстве. А тут они не могут не заметить, зрителю подают эту информацию в лицо, потому что зритель сидит на расстоянии метра от этого человека. Мы вторгаемся в зону комфорта зрителей и мы ее разрушаем. С нашей стороны это тоже некое ополчение нас против мирного Киева, который не хочет говорить о войне.

Галина Джикаева: После спектакля «Серая зона» одна зрительница нам сказала: «Вот зачем вы нам все это выплюнули? Что вы хотели этим спектаклем нам сказать?». Я ответила: «Мы хотели дать героям спектакля выговориться, а дальше вы идете домой и решаете, что с этим делать».

Татьяна Курманова: Сложно было вжиться в роль? Принимаете ли вы сторону «ополченца»?

Галина Джикаева: В практике актерского мастерства необходимо оправдывать своего героя. Но со мной этот номер не прошел. Он «отскакивает» как теннисный мячик от моих мозгов. У меня с этим персонажем очень большой конфликт.

Театр PostPlay работает в Киеве на площадке по адресу ул. Нижнеюрковская, 31. Ближайший спектакль «Серая зона» 18 января, «Ополченцы» 25 января. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.