Слушать

Кирилл Сазонов: бизнес чиновников всегда вызывает раздражение

12 апреля 2016 - 16:05 115
Facebook Twitter Google+
Политолог Кирилл Сазонов комментирует возможное назначение нового министра по делам АТО и оккупированным территориям, а также прогнозирует развитие ситуации с правительством

kyrylo_sazonov_0_0_0.jpg

Кирило Сазонов // «Громадське радіо»
Кирило Сазонов

Андрей Куликов: В новом правительстве будет новая должность вице-премьера по вопросам АТО и оккупированных территорий. На должность министра предлагают Владимира Кистиона, который не имеет никакого отношения к Донбассу. Ваша оценка важности самой должности и возможной кандидатуры.

Кирилл Сазонов: Можно назначить хоть десять вице-премьеров, но поскольку украинского контроля на тех территориях нет, то от количества чиновников ничего не поменяется. Меня больше смущает, почему не Генштаб занимается этим вопросом, я не вижу смысла в этой должности.

Татьяна Трощинская: С такой формулировкой складывается впечатление, что власть планирует, что АТО не пройдет никогда.

Кирилл Сазонов: Если мы так формулируем, то это надолго. Но решения по этим вопросам все-таки принимает президент, и именно от него важно услышать, что будет дальше.

Татьяна Трощинская: Можно ли объединить государственную политику по переселенцам и АТО?

Кирилл Сазонов: Можно, но логичнее разделить. Я не могу понять, чем этот министр будет заниматься. Он просто будет дублировать функции уже существующих органов.

Андрей Куликов: Насколько количественное увеличение фракции БПП будет способствовать тому, что более последовательно и про-президентски будут выполняться Минские соглашения? И как повлияет наличие во фракции представителей радикальной партии «Свобода»?

Кирилл Сазонов: Теперь линия станет мягче, но это хуже для Украины. Яценюк очень жестко вел переговоры с Россией, не шел на компромиссы. У Гройсмана и Порошенко отношения с Москвой мягче, и я опасаюсь ошибок. Цель России — вернуть нам Донбасс и с помощью этого анклава влиять на всю политику Украины.

Андрей Куликов: На пресс-конференции Путину поставили несколько вопросов о правах русскоязычных в Украине. Почему сейчас вновь начинают говорить об этом?

Кирилл Сазонов: Это больше рассчитано на российского потребителя, чтобы отвлечь от других проблем.

Татьяна Трощинская: Можно ли считать сообщение о новом министре символическим сигналом?

Кирилл Сазонов: Это, скорее всего, сигнал Западу, чтобы напомнить, что это украинская территория. А это нужно делать, ведь там много российских лоббистов.

Но эффективней было бы создать небольшую организацию, которая бы каждый день генерировала новости на разных языках. Количество чиновников зацементирует проблему, а не решит ее.

Вместе с тем появление министерства по делам беженцев не было бы эффективным. Нужна программа и четкое понимание, как у Грузии, хотя там и не те масштабы. Внешнеполитические друзья у Грузии и Украины те же, и возможности у них те же. Одно дело построить поселок для ста тысяч, другое — для двух миллионов. Нам дают деньги, и за это мы жертвуем частью своей свободы, но это оправдано.

Андрей Куликов: После скандала с офшорами и статьи в американских газетах, насколько мы можем ожидать возрастание давления на украинское правительство со стороны США, ЕС или других важных стран?

Кирилл Сазонов: Это США, Великобритания, страны Балтии и Вышеградская четверка — наши союзники в Европе. На них следует ориентироваться, особенно на Польшу.

Татьяна Трощинская: Только что появилось сообщение, что в парламенте якобы заложена взрывчатка.

Андрей Куликов: Насколько поиски взрывчатки могут повлиять на поиски нового правительства?

Кирилл Сазонов: Не думаю, что будет особое влияние, если переговоры хотят затянуть, это сделают по-другому.

Андрей Куликов: Вы наверняка видели несколько вариантов людей на должности в правительство. Насколько они способны решать сложные задачи, которые сейчас стоят перед Украиной?

Кирилл Сазонов: Дело не столько в персоналиях, сколько в программах. А она та же, что и у Яценюка, коалиционное соглашение прежнее, люди частично остались. Речь просто шла о смене премьера и нескольких министров, а не изменениях в тактике правительства.

Татьяна Трощинская: Какие задачи стоят перед правительством?

Кирилл Сазонов: Борьба с коррупцией, но ловить нужно не отдельных взяточников, а убирать возможности коррупции: минимум контактов с чиновниками и приватизация госпредприятий. Также необходима реформа судов, сейчас на нее просто сумасшедший запрос в обществе.

Андрей Куликов: Сообщают, что на заседании фракции БПП Порошенко предлагает в правительство кандидатуру Геннадия Зубко, возможная должность — министр углепрома. Разве на Донбассе не осталось кадров?

Татьяна Трощинская: И остается тенденция землячества.

Кирилл Сазонов: Это министерство энергетики, тут одним углем вопрос не исчерпывается, думаю, на этой должности должен быть компетентный энергетик.

Людей из Донбасса мало, это «расплата» за предыдущие правительства. Но когда человек приходит к власти, он приводит свою команду, президент на них полагается. А прозрачные конкурсы существуют, но проводятся как-то непрозрачно, мутно.

Андрей Куликов: Кроме «Рошена» у президента есть и другой бизнес, но люди говорят и знают хорошо только об этом. Насколько это может быть спланированной акцией, чтобы отвлечь внимание от других аспектов деятельности Порошенко?

Кирилл Сазонов: Бизнес чиновников всегда вызывает раздражение. В идеале президент должен был это все продать или сразу передать в управление. Но существует еще мораль и доверие общества, президент победил в первом туре, у него сумасшедшее доверие.

Андрей Куликов: Мы можем ожидать увеличение или ослабление президента на Кабмин? И кто будет премьером?

Кирилл Сазонов: Это будет Гройсман, даже если его назначат позже. Это будет человек президента, но не очень хорошо, когда один человек сосредотачивает всю власть в своих руках.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.