Клеветой Ахмеда Тамима должны заняться СБУ и МВД, — Муждабаев

02 декабря 2016 - 19:52
FacebookTwitterGoogle+
Муфтия страны заподозрили в дружбе и финансовых связях с главой Чечни Рамзаном Кадыровым. Мусульмане Украины просят провести расследование его деятельности

После выступления Ахмеда Тамима — муфтия Украины, главы Духовного управления мусульман Украины в Парламенте и его заявления о том, что создание многочисленных центров объединения мусульман чревато тем, что возрастет угроза экстремизма, представители мусульман высказали свое возмущение.

В студии «Громадського радио» — доброволец АТО, мусульманка Амина Окуева и Заместитель генерального директора телеканала «ATR» Айдер Муждабаев.

Ирина Сампан: Чем вызвано возмущение?

Амина Окуева: Было сказано, что это муфтий Украины. Это досадная и неправильно сказанная вещь. Это либо самозванец, либо, по нашей информации, человек, которого еще в начале 90-х назначил главный муфтий России Талгат Таджуддин, известный как шут гороховый. Для большинства мусульман России он является ничем иным, как посмешищем. Известно, что в начале своей карьеры, на закате Советского Союза, Ахмед Тамим приехал в Киев для учебы в политехническом университете. Тогда он раздавал листовки коммунистического толка среди арабов. Когда Советский Союз распался, он очень быстро переквалифицировался и начал здесь карьеру муфтия. То течение в исламе, к которому относится Ахмед Тамим, считается во всем мире молодой агрессивной маргинальной сектой. Именно поэтому я не считаю правильным называть его представителем всех мусульман Украины.

Ирина Сампан: Но ведь многие ходят в мечеть, которая находится на Лукьянове.

Амина Окуева: Не знаю, о каком количестве людей идет речь. Я сама всегда являлась прихожанкой Духовного управления мусульман Украины, главой которого является Саид Исмагилов — патриот, участник Майдана и волонтер в АТО.

Ирина Сампан: Айдер, после речи муфтия вы высказали свое мнение о сложившейся ситуации в блоге на «Украинской правде». Что именно было в этом блоге? Действительно ли муфтий выступает против создания крымскотатарского батальона?

Айдер Муждабаев: Каким образом он является муфтием Украины — непонятно. Его легитимность исходит только от него самого.

Лариса Денисенко: Когда все это началось? Почему он себя записал в муфтии?

Айдер Муждабаев: Я не могу представлять мусульман, поскольку я нерелигиозный человек. Я журналист и смотрю по открытым источникам. Ислам — это нецентрализованная религия. В исламе нет папы или патриарха. Исламские организации — это организации, избранные общинами снизу. В Крыму муфтият захвачен ФСБ. Там муфтий пишет доносы в ФСБ. На каком основании некий господин Тамим, не имеющий никакого отношения к Крыму, выносит суждения относительно намерений крымскотатарских мусульман избрать прямым голосованием себе муфтия? Я так и не понял. Зато я проследил одну закономерность. Это второе появление господина Тамима в Раде. Первый раз он пришел в Верховную Раду на слушания по Крыму. Это было в середине июня. Он вышел на трибуну, чтобы сказать одну фразу — нам не нужны религиозные национальные батальоны в составе украинских вооруженных сил Нацгвардии. Он сказал это и ушел. Это была изначальная чисто пропагандистская ложь. Лидеры крымских татар — и Джемилев, и Чубаров, всегда говорили, что этот батальон стихийно собирается, потому что люди не хотят служить в российской армии. Они просят правительство зарегистрировать крымский батальон. Это нерелигиозные войска. Я там был.

Человек, называющий себя муфтием, смеет подозревать этот батальон в каком-то отношении к ИГИЛу. Над этим батальоном весит флаг Европейского Союза. Там абсолютно нормальные ребята, а этот человек их оклеветал.

Второй раз он пришел в Верховную Раду, использовав в качестве повода двадцатилетие Совета церквей. Пользуясь моментом, камерами, обстановкой, человек встает и опять начинает клеветать на крымских татар. Зачем крымским татарам человек, не имеющий никакого отношения к Крыму и приписывающий им террористические намерения?

Кроме того, эта риторика безосновательных обвинений крымских татар в экстремизме аналогична кремлевской риторике. Когда об этом говорит российская пропаганда, меня это не трогает. Удивительно то, что человек, называющий себя муфтием Украины, начинает повторять мантры российской пропаганды. Я сделал вывод, что он делает это последовательно и есть вероятность, что не случайно.

Ирина Сампан: «Громадське радио» обратилось за комментарием в пресс-центр Духовного управления мусульман Украины. Вот, что нам ответила пресс-секретарь Ахмеда Тамима.

Ирина Сампан: «Громадське радио» отправило информационный запрос в пресс-центр Духовного управления мусульман Украины с вопросами, которые больше всего интересуют журналистов и граждан Украины. Нам ответили, что время для программы выбрано неудачное, у шейха очень загруженный график.

Айдер Муждабаев: Никто не создает там крымскотатарский батальон. В составе этого батальона не только крымские татары. И Чубаров, и Джемилев говорили о том, что это будет крымский батальон, куда может прийти любой крымчанин, спасаясь от призыва в российскую армию. Они миллион раз подчеркивали, что это не будет ни религиозным, ни мононациональным батальоном. Тамим транслирует то, что нужно ему. Это изначальное перекручивание терминов.

Лариса Денисенко: Кто-нибудь обращался в суд с исками к Ахмеду Тамиму?

Амина Окуева: Есть информация о том, что такие иски были. Не могу сказать, где и в каких годах, но знаю, что Ахмед Тамим их проиграл.

Также я хотела бы сказать, что мы за объединение. Именно Тамим этому препятствует. Он не идет на контакт с представителями других течений.

К разговору присоединяется муфтий Духовного управление мусульман Украины «УММА» Саид Исмагилов.

Ирина Сампан: В своем последнем посте вы написали о демонизации мусульман и исламофобии в Украине. Действительно ли такая тенденция существует?

Саид Исмагилов: Проблема исламофобии действительно существует. Она возникла на пустом месте. Радикальные силы, совершающие преступления, провоцируют волну исламофобии. В Украине это никогда не было большой проблемой. Однако, если постоянного говорят о том, что мусульмане — это экстремисты и террористы, часть общества может начать относится к мусульманам с подозрением или ненавистью.

Лариса Денисенко: Существуют ли судебные иски по поводу деятельности человека, называющего себя верховным муфтием страны?

Саид Исмагилов: Дважды он проиграл суды в украинских судах. Было признано, что его обвинения в сторону других мусульманских организаций являются безосновательными.

Лариса Денисенко: Что это были за заявления?

Саид Исмагилов: Он обвинял другие мусульманских организаций в экстремизме. Эти организации обращались в украинские суды для защиты своей чести и деловой репутации. Удивительно слышать от религиозного мусульманского лидера постоянные обвинения мусульман.

Ирина Сампан: Будут ли мусульмане что-то предпринимать по поводу последнего заявления Тамима?

Саид Исмагилов: Сложно сказать. Религиозные деятели не являются судьями, прокурорами или представителями спецслужб. Не в их компетенции кого-то обвинять или с кем-то бороться.

Айдер Муждабаев: Подозрения в адрес крымских татар беспочвенны. Это даже не оскорбление. Это преднамеренная клевета, то есть уголовная статья. Я считаю, что СБУ и МВД должны немедленно начать проверку по заявлению муфтия о связях крымских татар с ИГИЛ и других его заявлениях. Если эта проверка покажет, что ничего этого нет, они должны привлечь господина Тамима к ответственности по уголовной статье за клевету.

Амина Окуева: Для меня является оскорбительным уже то, что такой человек заходит в высокие кабинеты. Он всегда себя проявлял как враг украинской государственности и свободы, он был против Майдана, он ни одним словом не поддержал бойцов АТО. Сейчас он заходит в Верховную Раду, якобы представляя всех мусульман Украины. Это не так. Мы планируем предпринимать определенный действия в связи с этим.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.