Слушать

«Кобзарь» на столе у крымчан — символ протеста, — журналистка

14 января 2017 - 16:45 557
Facebook Twitter Google+
«Эйфория насчет воссоединения Крыма с Россией исчезла даже у тех, кто был проводниками этих идей», — говорит Анна Дилярова

На скайп-связи со студией «Громадського радио» — журналистка Анна Дилярова, посетившая Крым накануне Нового года и записавшая серию репортажей с крымскими татарами и правозащитниками.

Татьяна Курманова: Какое настроение сейчас царит в Крыму?

Анна Дилярова: Как в любой ситуации, разные люди по-разному думают, чувствуют и переживают. В первую очередь меня интересовали люди, которые не поддерживают оккупацию. Объясню почему. Очень часто приходиться слышать мысль о том, что крымчане голосовали за отделение, а теперь пусть сами расхлебывают свои проблемы. Складывается впечатление, что Крым однороден и все крымчане поддерживают ту ситуацию, которая там сложилась. Поэтому я хотела показать как можно большему количеству граждан, что Крым украинский и огромное количество людей в Крыму ждут возвращения Украины.

Я встречалась с людьми, у которых дома на столе лежит «Кобзарь». Они общались со мной на украинском языке. Они сами признаются, что сейчас для них украинский язык и та же поэзия Шевченко стали символами борьбы, протеста и единения. В домах крымчан я видела очень много украинской символики. Для них это очень важно. То, что для нас обыденность, для них — целая эпопея. Этих людей очень много. Это люди самых разных национальностей. Есть те, кто выходит на какие-то акции и проводит какие-то мероприятия. А есть люди, которые выступают против оккупации и аннексии, не выдавая себя. Я уверенна, что мы можем говорить о сотнях тысяч людей, которые хотят, чтобы Крым вернулся под украинскую юрисдикцию.

Когда я гуляла по улицам Симферополя, видела на улице экран, по которому показывали выступление президента Российской Федерации. Возле этого экрана никого не было. Мне кажется, это очень показательно. Наверное, эта эйфория уже прошла. Жизнь не стала легче, поэтому эйфория насчет воссоединения с Россией исчезла даже у тех, кто был проводниками этих идей.

Виктория Ермолаева: Какие цены на полуострове?

Анна Дилярова: Все очень дорого. Одноразовый пакетик чая стоит 15 рублей — где-то 7 гривен. Какой-то обед в кафе обойдется в 400 рублей. Одежду очень часто везут контрабандой из Украины, потому что это немного ее удешевляет. Я прошлась по большим торговым центрам в Симферополе. Они были пустыми, несмотря на то, что это было перед самим Новым годом. Люди ищут, где дешевле — выезжают за город, ищут какие-то точки. Идет охота за украинскими продуктами питания, потому что они намного вкуснее, но прямых поставок нет. Это правда. Я практически не видела украинских продуктов. А те, которые есть, поставляются легальным образом через Российскую Федерацию. Но вы понимаете, какая при этом наценка.

Татьяна Курманова: Раньше появлялась информация о том, что украинских силовиков, ставших предателями, отправляют в отдаленные регионы России. В своем материале вы пишите, что это не так. А как же?

Анна Дилярова: Мне говорили, что все силовики остались работать на полуострове. Также мне сказали, что очень часто их отправляют в другие регионы Российской Федерации для «повышения квалификации». Там они проходят определенное обучение. Как мне сказали, это обучение методом пыток и допросов. После такого «повышения квалификации» они возвращаются домой и продолжают свою так называемую работу.

Также я знаю о том, что существует очень большой конфликт между сторонниками Украины и товарищами, которые второй раз приняли присягу.

Татьяна Курманова: Вы еще писали о ситуации с крымскими больницами.

Анна Дилярова: Я общалась с сотрудниками больниц. У нас рассказывают о том, что там врачам и медсестрам очень сильно повысили зарплаты. Зарплаты действительно повысили. В пересчете это где-то 8-10 тыс. гривен. Но в России страховая медицина. В Питере или Москве это может работать неплохо, но Крым — это Крым. Эти зарплаты — единственный доход медиков в Крыму. Мы знаем, что в Украине врач получает, например, 3 тыс. гривен, но мы понимаем, что он не живет на эти деньги. Хороший украинский врач на самом деле зарабатывает в разы больше. В Крыму такой ситуации теперь нет. Там существует специальная горячая линия. Людей просят жаловаться на попытки получения таких благодарностей. В итоге система благодарности была уничтожена в течении нескольких месяцев после оккупации, и теперь врачи живут там только на свою зарплату. Я вас уверяю, что 10 тыс. гривен в Крыму — не очень большая зарплата.

Люди очень недовольны этим. Мне сказали, что в отделе хирургии Феодосийской городской больницы осталось 2 человека. Люди уходят, в основном в частные клиники.

Всех заслуженных врачей Украины в Крыму заставили проходить какую-то переаттестацию. В итоге они стали обычными врачами.

Кроме того, на всем полуострове есть только один компьютерных томограф. Этот компьютерных томограф оказался в частной клинике «Авиценна», которая как-то связана с руководством Крыма. То есть мало того, что этот томограф платный, так нужно еще и записываться в очередь.

Татьяна Курманова: Расскажите о ваших встречах с крымскими активистами и теме, против кого возбуждены уголовные дела за экстремизм.

Анна Дилярова: Ситуация только ухудшается. Российский спецслужбы работаю по плану. Речь идет о пытках, карательной психиатрии, жестоком обращении с задержанными, избиениях и издевательствах. Родственники одного из задержанных рассказали мне, что мусульман принципиально кормят свининой. Они ее не едят и поэтому голодают сутками. Кроме того, задержанные спят по очереди.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.