«Компактное расселение переселенцев – своего рода гетто», – C. Тарабанова

28 февраля 2016 - 16:38 534
Facebook Twitter Google+
С координаром гуманитарного направления «Восток СОС» Светланой Тарабановой говорим о правовом образовании жителей Луганской области и переселенцев, которые проживают на этой территории

Светлана Тарабанова: В первую очередь, наша цель – гражданская активность. От нашей активности зависит очень многое – быть или не быть нашей стране, в принципе. Чем больше будет нашей актинвости, тем мощнее будет наше государство. Сейчас стартует первый проет в начале марта – выставка «Кожен має право знати свої права», где будет несколько стендов, которые касаются основных прав и свобод. Гидами будут дети. Мы беремся научить нескольких школьников Северодонецка, которые будут вести эту выставку. Эта программа работала еще до войны. Они имеют успех, поскольку дети рассказывают детям. Это намного эффективнее.

Алексей Бурлаков: Расскажите про правозащитный центр «Поступ».

Светлана Тарабанова: Это правозащитная организация, которая работала в Луганске с 1990-ых годов, мы занимались правами ребенка. Затем это был мониторинг правоохранительных органов. Основной целью стало образование и просвещение в сфере прав человека.  Теперь мы базируемся в Киеве. Но сосредотачиваемся на Луганской области.

Алексей Бурлаков: На прошлой неделе министерство соцполитики приостановило выплаты некоторым переселенцам. Как вы работаете с этим?

Светлана Тарабанова: «Восток СОС» стоит у истоков закона. Такое впечатление, что минсоцполитики оторвано от реальности. Уже два года войны. А складывается впечатление, что шаг вперед – десять шагов назад. Вроде бы, принимаются постановления. Но сейчас приостановили выплаты. То есть, ты должен доказать, что не проезжал через пропускные пункты.

Валентина Троян: За два года люди столкнулись с такими проблемами, с которыми не думали столкнуться. Ваша новая инициатива посвящена правовому образованию. Неужели недостаточно знаний людям?

Светлана Тарабанова: Не достаточно. Тяжело человеку иногда четко ставить себе задачи, когда он уязвим от того, что он не уверен в собственных силах, где он будет жить, будет ли у него работа. Особенно с проявлениями дискриминации и поведением профильного министерства, которое приостанавливает выплаты.

Люди до сих пор не знают, что надо обращаться письменно, в двух екземплярах – чтобы один оставался у тебя. Люди теряются, у них ступор – на этом борьба прекращается. Нужно помогать. Люди думают, что дойдя до кабинета, где на него рявкнули и сказали, что за это не отвечают, не надо разворачиваться и уходить. Даже маленький семинар правовой грамотности поможет.

Валентина Троян: Какие проблемные вопросы журналистам надо освещать, но они этого не делают?

Светлана Тарабанова: Во-первых, что касается дискриминации. Больше надо работать с местной громадой, властью. Понятие позитивной дискриминации, когда был «зеленый свет» переселенцам в детские сады и школы, не смотря на то, что в Украине проблема с очередями. ТО, что переселенцы приехали и им «зеленый свет», естественно, порождает недоверие, агрессию.

Негативные сюжеты и репортажи о переселенцах сделали свое дело. И среди не переселенцев бывают наркоманы, алкоголики, преступники. Почему надо акцентировать внимание, что это делали переселенцы?

Также нужно поднимать проблему перед государством – расформирование мест компактного поселения. Я понимаю, что другого формата не было. Но, изучая опыт грузи, мы видели, к чему это приводит. Создаются своего рода гетто.

Конечно, такие проблемы надо решать. Очень много прорех. Но жилье – это актуально.

Алексей Бурлаков: Что делает «Восток СОС», чтобы решать это?

Светлана Тарабанова: Юристы наши будут готовить и запросы, и акции, если нужно. Рекомендации, заявления, обращения.

Валентина Троян: Ваши проекты, такие как «Тримай баланс», направленные на интеграцию переселенцев, дают положительные результаты?

Светлана Тарабанова: Конечно. Благодаря «Тримай баланс», люди познакомились между собой. Потому что мы делали упор в первую очередь не на компактное поселение, а на тех, кто живет отдельно. Людям очень тяжело найти контакты, знакомства. Часть пошли на психологическую помощь, стали дружить и общаться. А благодаря проекту «Перезагрузка», многие возобновили свое хобби, дети стали больше общаться с местными.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.