«Комсомольцы» и уличные активисты: украинские политики образца 2015 года

29 декабря 2015 - 21:54 152
Facebook Twitter Google+
Как развивались политические пиар-кампании в Украине 2015 года?

Политтехнолог Сергей Гайдай говорит о политических предвыборных кампаниях 2015 года и выделяет те, которые считает удачными и неудачными. Отдельная тема разговора — политическая реклама и ее стоимость: «100 бордов вне выборов создают видимость «весь город заполонил», но 600 бордов не заметны во время предвыборной кампании», — подсчитывает эффективность рекламы Сергей Гайдай.

Далее говорим о закономерностях построения портрета украинского политика в 2015 году. Сергей Гайдай отмечает, что есть две неравные касты — политики старого образца, «комсомольцы», и уличные городские активисты.

Лариса Денисенко: Сергей, на ваш взгляд, если рейтинговать удачные и неудачные политические кампании, какие бы вы отметили?

Сергей Гайдай: Если говорить о выборах, я бы не называл их неудачными, потому как каждая кампания достигла какого-то результата. Я в этот раз консультировал УКРОП. У них общий зачет весьма хороший. Пожалуй, из явных неудач, где много денег, рекламы и странный результат — киевская кампания Думчева. Это был явный провал. Больших провалов в украинской истории немного. Это в 2010 году у Арсения Яценюка.

Ирина Славинская: А что критерий провала?

Сергей Гайдай: У меня есть свой критерий. Я очень четко могу сказать: в этой кампании я принимал участие, и работа была хорошей. Но если бы моя команда не делала того, что делала, результат все равно бы был. А провал — это когда был бы без тебя хороший результат, но потому, что пришел политтехнолог, все случилось хуже, чем могло быть без него.

Не надо быть большим экспертом, чтобы понять, что кампания Думчева стоила недешево. И отсутствие результата говорит о том, что вложенные средства были в никуда.

Лариса Денисенко: А если поменять концепцию внешней рекламы, которая очень популярная, на концепцию дебатов, обращений и дискуссий между политиками, где будет работа политтехнолога?

Сергей Гайдай: В моей профессии наружная реклама — это очень маленькая часть и одна из самых простых. Потому что наружная реклама никогда не работает над очень важным параметром убеждения. Она работает только на узнаваемость. По ценам бывает очень забавно.

Например, 100 билбордов, вывешенных вне выборов тем же Катеринчуком — он весь город заполонил. И 600 билбордов во время выборов — его не видно. Потому что существуют еще тысячи билбордов, которые это скрывают. И разброс по стоимости велик. Иногда выборы прошли, а до сих пор висит политическая реклама: этот щит ничего не стоил. Его повесили и больше никогда не купили, потому что продавали за копейки и больше никогда не купили.

Некоторые видны до сих пор, их не заклеили новой рекламой. Такой обывательский подход, что эти все деньги выброшены на ветер. На самом деле вложение в то, что называется политической рекламой, а это не только наружка, это еще и плата СИ, где размещается политическая реклама, и телекомпаниям. Обычно в штабах работает большое количество людей — агитаторов, которые проходят через тренинги.

Лариса Денисенко: Если говорить о свежих силах. Та же «Сила людей» или «Демократический альянс». Насколько, вы считаете, на выборах кампания была эффективной и привлекательной?

Сергей Гайдай: Я очень строгий. Она была неэффективная. Дело не в деньгах. Эти партии существуют довольно долго, но так и не сумели четко сформулировать свой посыл избирателю. Политсила — это та, которая приходит с четким прагматическим посылом. Таких немного. К таким можно отнести «Свободу». Я не сторонник и никогда с ними не работал, но они четко формулируют.

Лариса Денисенко: Говоря о президенте и премьер-министре. На ваш взгляд, использовались ли в 2015 году удачные пиар-технологии для того, чтобы удержаться или проявить себя?

Сергей Гайдай: Ни премьера, ни президента я за последние годы не могу похвалить. К сожалению, это путь постоянной потери рейтинга. При чем, если у премьера это очевидные полные потери и девальвация и его выступление не может быть адекватно воспринято: больше запомнили, что его выносили и как его выносили.

Еще хуже у президента. Все уже прекрасно понимают, что мы получили Януковича только со знанием английского языка. И методы, и действия, и цели нахождения во власти ничем не отличаются. И сейчас все находятся в легком ступоре.

Ирина Славинская: Если можно описать средний портрет украинского политика образца 2015 года, то какие ингредиенты для этого «пирога»?

Сергей Гайдай: Во-первых, есть две неравные по количеству касты. Есть политик старого образца — лицо, воспитанное на хорошем ресторанном питании. В нашей терминологии мы их называли «комсомольцы». Их как ни странно оказалось много в «Народном фронте». Они молодые, задорные, но все старые.

Потому что это люди, которые пришли улучшать свое благосостояние. Есть второй типаж — уличный городской активист. Егор Соболев. Один из моих советов, я с ним дружу, был: Егор, старайся не надевать пиджак и галстук. Он и ходит в свитере. И по-прежнему. Это типаж ближе к «Самопомощи».

Еще вчера они были на улице, они вынуждены были прийти. Эти люди пришли в политику пришли в политику не ради личного благополучия, они пришли ради амбиций.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.