Слушать

«Кровавый пастор — это все мы», — лидер национал-гедонистической группы «Севастопіль»

31 марта 2017 - 16:02 456
Facebook Twitter Google+
Знакомимся с переселенцем из Севастополя Георгием Стуруа. Он основал группу «Севастопіль», которая играет национал-гедонистический рок

Татьяна Курманова: Когда вы приняли решение переехать из Крыма?

Георгий Стуруа: Это было решение не столько переехать, сколько не возвращаться. Я уехал еще на Майдан и наблюдал за появление российской военщины уже из Киева. Когда стало понятно, что это вооруженные формирования, со своей предательско-вредительской деятельностью, я понял, что возвращаться нету смысла, тем более опасно. А когда ситуация относительно устоялось, стало понятно, что это аннексия, что все будет ухудшаться — и психологически, и экономически — стало понятно, что надо оставаться здесь.

Татьяна Курманова: Вы не ездили даже за вещами?

Георгий Стуруа: Да, конечно, а какой смысл? Я национал-гедонист, а не мазохист — проходить эти унизительные границы, находиться на территории запретов.

Татьяна Курманова: Национал-гедонист — интересное определение. Кто это?

Георгий Стуруа: Я считаю, что, в принципе, надо заниматься тем, что тебе приносит удовольствие. И это можно назвать гедонизмом во всех его проявлениях. И в то же время музыка и моя позиция национал-ориентирована. Я ощущаю себе украинцем и формирую смыслы, которые, возможно, помогут кому-то себя самоидентифицировать.

Татьяна Курманова: Вам Турчинов что-то написал, как-то отреагировал? Клип уже набирает оборотов?

Георгий Стуруа: И что мне нравится, там не только десятки тысяч просмотров, а его и выкачивают к себе на каналы, то есть воруют — понимая, что он будет и у них набирать обороты. Но это хорошо — он идет в народ. Турчинов со мной не связывался. Более того, клип не столько о нем, сколько о такой современной, украинской, боевой технологии, в хорошем смысле этого слова. То есть «Кровавый пастор» — это некий мифологический, архетипический персонаж, помогающий «знищувати ворога». Это к Турчинову имеет весьма опосредованное отношение. Это часть информационной войны, уже нашей контрпропаганды. Кровавый пастор — это все мы, все, кто воюет.

Татьяна Курманова: Почему группа называется именно «Севастопіль»?

Георгий Стуруа: Как по мне, это предельно удачное название. Самый банальный ответ — часть группы и я из Севастополя. Второе — название запоминающееся. Будут возникать вопросы, почему же не «Севастополь», и можно будет отвечать — вот у нас произошла такая ситуация, была аннексия, и это такая отсылка к украинскости этого города.

Татьяна Курманова: Когда будет концерт, альбом группы?

Георгий Стуруа: Мини-альбом мы уже выпустили. Но это многоступенчатый, сложный процесс, чтобы сделать все качественно. За последние полтора года у нас сменилось четыре барабанщика. Когда состав будет постоянный, мы будем последовательно развиваться и выступать. Последний концерт мы вообще делали с сессионным барабанщиком, но это не самый лучший вариант.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.