Слушать

Крымчанам отказываются вклеивать фото в паспорта. Разъяснение юриста

14 мая 2018 - 21:00
Facebook Twitter Google+
В управлениях миграционной службы крымчанам отказываются вклеивать фото в паспорт, хотя закон обязывает это делать
Крымчанам отказываются вклеивать фото в паспорта. Разъяснение юриста / Программы на Громадському радио

В студии побывала юристка Украинского Хельсинского союза по правам человека Анна Рассамахина.

 

Виктория Ермолаева: Совсем недавно свою историю Громадському радио рассказала крымчанка, которая приехала в Киев, чтобы вклеить в 25 лет фотографию в паспорт. Она пришла в одно из управлений миграционной службы в городе, ее два часа гоняли из кабинета в кабинет с возмущениями и с различными вопросами. Только после того, как она распечатала закон, пришла с ним в кабинет начальника, после длительных переговоров ей согласились вклеить фотографию. Насколько это массовая проблема?

Анна Рассамахина: К сожалению, проблема очень массовая. Крымчанам отказываются не только вклеить фото в паспорт, но и совершать различные действия: выдавать первый паспорт гражданина Украины, загранпаспорт и так далее. Мне известно мало случаев, когда за пределами Херсонской области крымчанин пришел в миграционную службу и не встретил никаких препятствий.

Я много раз говорила, почему так происходит. Во-первых, руководство миграционной службы не ведет разъяснительной работы с сотрудниками по поводу того, что делать с жителями оккупированных территорий, в частности Крыма. Есть действующее законодательство, неплохое, разработанное специально для оккупированных территорий, есть методические рекомендации миграционной службы по паспортизации жителей оккупированных территорий, где расписан каждый шаг. Несмотря на это, я подозреваю, миграционная служба это не читает. Приходится распечатывать законы, приносить и зачитывать вслух. Это одна сторона проблемы.

Вторая сторона проблемы: миграционная служба считает, и для этого есть определенные причины, что каждый человек, который приезжает с оккупированной территории при наличии одного лишь бумажного паспорта образца 1994 года — потенциальный диверсант или шпион. Здесь есть рациональное зерно, поскольку нельзя верифицировать бумажный паспорт, привезенный из Крыма, Донецка, Луганска. Архивы в бумажном виде по этим паспортам хранятся на оккупированной территории – доступа к ним нет. Но из этого совершенно не следует, что всех людей, приезжающих с оккупированной территории, нужно изо всех сил разворачивать в обратном направлении. Из этого следует только то, что процедуру нужно совершенствовать, обучать персонал, вести просветительскую деятельность и решать эту проблему вместе.

Виктория Ермолаева: В истории, которую я начала рассказывать, героиня пришла в миграционную службу с биометрическим загранпаспортом, полученным в Киеве, но от нее требовали справку переселенца.

Анна Рассамахина: К сожалению, это тоже распространенная практика. В законодательстве прописано: лица, проживающие постоянно в Крыму, могут обращаться в любую миграционную службу на подконтрольной территории. Но в головах наших чиновников это вызывает взрыв: как это – не по месту регистрации, не по месту рождения?! Чтобы как-то оправдать присутствие человека именно в этой миграционной службе, от него требуют справку переселенца, а иногда — прописываться на материке. Это фантазия сотрудников миграционной службы, которая не имеет ничего общего с действительностью.

Виктория Ермолаева: Есть ли разница — ты приходишь в миграционную службу со справкой переселенца и просишь вклеить фотографию или без нее?

Анна Рассамахина: Разница только в том, в какую службу нужно идти. Человеку со статусом переселенца нужно идти в миграционную службу по месту проживания переселенца. Если человек проживает в Крыму, на материке у него нет какого-либо адреса, нет статуса переселенца, он выбирает любую миграционную службу на свой вкус.

Виктория Ермолаева: Если в миграционной службе требуют справку переселенца, нужно давать отпор, ссылаться на закон?

Анна Рассамахина: Отпор всегда очень прост. Если вам отказывают в какой-либо услуге (принять документы, заявление), сразу с порога говорят, что ничего вы не получите — все только в письменном виде. Миграционная служба обязана выдать письменный отказ, если человек пришел туда за услугой, а в отказе обязана указать причину, по которой это происходит. И нужно твердо настаивать: у меня нет статуса ВПЛ, отразите письменно, с печатью на фирменном бланке и с подписью начальника. Это производит магическое действие – тут же сами они распечатывают закон и начинают его читать. Никакой дурак не будет своей подписью скреплять эту ерунду — человеку отказано во вклейке фото, потому что у него нет статуса переселенца.

Виктория Ермолаева: Другой крымчанин, который нам рассказывал свою историю, тоже пришел без справки переселенца, но от него потребовали указать любой киевский адрес.

Анна Рассамахина: Тоже распространенный случай.

Виктория Ермолаева: Для чего это нужно?

Анна Рассамахина: Потому что: а как это – куда захотел, туда и пришел?! Посттоталитарный чиновник не выносит этой неопределенности.  У него случается тяжелейший дискомфорт, повышается давление и на лице появляется сыпь. Поэтому и нужен какой-то адрес.

Виктория Ермолаева: Часто сотрудники миграционных служб ссылаются на внутренние распоряжения, согласно которым они требуют все эти нюансы. Действительно ли имеют место быть внутренние распоряжения, которые противоречат закону Украины?

Анна Рассамахина: Нет. Практически – может быть, теоретически — нет. Право получить документ, удостоверяющий личность, — неотъемлемое право человека. Гражданин Украины не может быть изначально на законодательном уровне лишен права получить такой документ. Все внутренние приказы, инструкции, разъяснения могут тем или иным образом конкретизировать положения закона, регламентировать действия чиновника в конкретных условиях, но эти служебные документы, которые не находятся в общем доступе, не могут ограничивать право человека на получение документа или суживать объем прав.

Что касается паспортизации жителей оккупированных территорий, не так давно миграционная служба выдала методические рекомендации, которые мы получили по запросу. Это подробнейшая, пошаговая инструкция на 16-ти страницах, где про ВПЛ ничего не сказано: там все в четком соответствии с действующим законодательством, прописано, какие запросы, в какие реестры обязана делать миграционная служба — самые разнообразные действия, которые она совершает для удостоверения личности посетителя.

Виктория Ермолаева: Про ВПЛ ничего не сказано – о чем это говорит?

Анна Рассамахина: Про ВПЛ сказано в законе, в подзаконных нормативных актах только то, что ВПЛ обращаются в миграционную службу по месту проживания ВПЛ. Это единственная разница по сравнению с жителями оккупированных территорий. Дальше процедура идет абсолютно точно так же, потому что для миграционной службы эти люди одинаковые. Они пришли с бумажным паспортом, подлинность которого невозможно установить. Какая разница – получил этот человек в 2016 году статус ВПЛ или нет – трудности установления личности те же самые.

Виктория Ермолаева: Среди некоторых жителей оккупированных территорий есть мнение, что за одни сутки по закону могут вклеить фотографию только в Херсонской области, в других управлениях — нет.  Действительно ли это правда?

Анна Рассамахина: Есть такая легенда — про вклейку фото за одни сутки. Это фольклор. Есть постановление Кабмина №302 от марта 2015 года про порядок выдачи, обмена паспорта гражданина Украины. В этом постановлении сказано, что один из случав, когда заменяется паспорт гражданина Украины: «особа досягла 25 або 45 років (за бажанням). Это ситуации, когда нужно менять фото, а «по желанию» — это означает, что человек может получать ІD-паспорт или вклеивать фото. Но вклейка фото не делается автоматически, она тоже предусматривает установление личности. Люди с этим паспортом подпадают под норму о тех людях, чей паспорт невозможно верифицировать. За сутки вклеивают — честно говоря, в Херсонской области бывают чудеса. Там фото вклеивают вообще без присутствия человека — есть умельцы, которые собирают паспорта в Крыму, везут и вклеивают, но это уже в компетенции правоохранительных органов.

Но от процедуры установления личности по законодательству не уйти — она нужна всем и при вклейке, и при замене.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

По вопросам предоставления правовой помощи можно обратиться к юристам Украинского Хельсинского союза по правам человека  по номеру (094) 9 286 519.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.