Крымские татары активно возьмутся за ООН, — Бариев

09 августа 2016 - 21:22 217
Facebook Twitter Google+
В Киеве сегодня состоялась презентация Стратегии публичной дипломатии крымских татар. Позволит ли она более эффективно продвигать на международной арене интересы Украины относительно Крыма?

В студии «Громадського радио» — член Меджлиса крымскотатарского народа Эскендер Бариев и эстонский правозащитник Оливер Лооде, принимавший участие в подготовке стратегии.

Сергей Стуканов: Что из себя представляет стратегия публичной дипломатии?

Эскендер Бариев: Любой документ, который называется «стратегия» — это руководство к действиям. Стратегия публичной дипломатии крымскотатарского народа разрабатывалась в рамках проекта, профинансированного эстонским правительством.

Алена Бадюк: На какой срок рассчитана стратегия?

Эскендер Бариев: На ближайшие 5 лет. Работа над документом закончена, но это живой документ, в который могут вносится изменения и дополнения. Сегодня презентовали декларативною часть стратегии. Экспертами было определено 6 основных целей, к каждой из которых были предложены задания и индикаторы. Это сделано для того, чтобы четко понимать, как можно достичь этих целей.

В крымскотатарском национальном движении всегда наблюдалось желание осведомлять весь мир о действительном положении крымских татар. Очень важно, чтобы это было целенаправленно и обосновано. Стратегия направлена на весь крымскотатарский народ. Основным реализатором стратегии должен стать Меджлис, общественные организации и государственные органы Украины. Межсекторальное взаимодействие — это очень важно.

Алена Бадюк: Какую роль в разработки стратегии сыграло Министерство информации?

Эскендер Бариев: Первый замминистра Министерства информации была в числе экспертов, работающих над стратегией. Вместе с тем, она является руководителем данного проекта. Министерство информации всячески помогает в этом направлении — это и участие журналистов в фокус-группе, и разработка информационных видеороликов. Роль Министерства информационной политике будет настолько же важной, как и роль Министерства иностранных дел. Формировать контент мы также должны в рамках межсекторального взаимодействия.

Сергей Стуканов: Постоянный форум ООН по вопросам коренных народов — что это за орган? Как он может помочь в решении проблем крымскотатарского народа?

Оливер Лооде: Это один из механизмов ООН, который на основе мандата Экономического и социального совета ООН дает советы в сфере вопросов коренных народов. Это касается здравоохранения, культуры, прав человека, окружающей среды, а также экономического и социального развития. Постоянный форум ООН — внутренний консультант системы ООН.

Основное мероприятие этого форума — ежегодное заседание, которое на протяжении 10 дней проходит в Нью-Йорке. Там обсуждаются проблемы коренного населения во всем мире, в том числе — вопросы крымских татар.

Сергей Стуканов: На какие государства или регионы следует делать особое ударение в публичной дипломатии в отношении крымских татар?

Оливер Лооде: Упор в нашей стратегии ставится на межгосударственные организации — ООН и систему Европарламента в том числе.

Алена Бадюк: Стратегия предполагает какие-то механизмы для защиты прав политзаключенных в Крыму?

Эскендер Бариев: Мы говорим о защите не только индивидуальных, но и коллективных прав. Сегодня у нас уже есть список мероприятий на 2016-2017 год, на которых мы планируем информировать их участников о правонарушениях в Крыму. Кроме того, мы работаем над созданием Академии публичной дипломатии — это группа людей, которую мы будем обучать определенным механизмам.

Сергей Стуканов: Рефат Чубаров сегодня говорил о том, что он надеется на рассмотрение законопроекта о статусе крымскотатарского народа украинским Парламентом уже в этом году. Что даст этот законопроект в плане реализации прав крымскотатарского народа?

Эскендер Бариев: В 2014 году было принято постановление Верховной Рады Украины о гарантии прав и свобод коренного крымскотатарского народа и других национальностей, проживающих в Крыму. В этом постановлении было четко определено, что крымские татары являются коренным народом Украины, а Меджлис и Курултай являются официальными органами власти. Кроме того, в постановлении указана необходимость приведения Кабмином законодательства Украины в соответствие с правами и свободами коренных народов. Мы должны завершить этот процесс. У нас есть коренной народ, но нет понимания его места в правовом поле страны.

Алена Бадюк: Нужны ли для реализации прав крымскотатарского народа внесения изменений в конституцию? Какие механизмы для этого есть?

Эскендер Бариев: Когда мы говорим о политических правах крымских татар, следует учитывать 3 существующих механизма. Первое — мы должны предусмотреть эти моменты в рамках конституционной реформы. Второе — для изменения конституции АР Крым нужно проводить выборы и создавать конституционную раду Крыма. Третье и самое, на мой взгляд, реальное — принятие закона о коренных народах. Вместе с тем, эти процессы могут идти параллельно.

Алена Бадюк: Зависит ли имплементация стратегии от оперативного принятия законопроекта и внесения изменений в конституцию?

Эскендер Бариев: Постановление Верховной Рады Украины предусматривает определенные сроки воплощения стратегии. Кроме того, Министерство культуры должно подать соответствующие предложение до 4 квартала 2016 года.

Страна будет считаться правовой и конституционной если основной закон страны будет приведен в соответствие как можно раньше. Украина должна планомерно и шаг за шагом демонстрировать свою позицию насчет Крыма.

Сергей Стуканов: Какие рекомендации вы бы дали Украине для улучшения правового поля в отношении вопросов коренных народов?

Оливер Лооде: Конечно, нужно создать законодательство, которое регулирует отношение государства к коренным народам Украины. Моя главная рекомендация заключается в том, что этот закон должен соответствовать главным принципам декларации ООН по правам коренных народов.

Сергей Стуканов: Принять закон — это одно, а обеспечить его реализацию — другое. Возможно ли это в условиях оккупации Крыма?

Оливер Лооде: Очевидно, что в этой ситуации Украина не может обеспечить права и свободы крымским татарам и других коренных народов на территории Крыма. В то же время, Украина может обеспечить украинскую перспективу для коренных народов Крыма.

Сергей Стуканов: То есть речь может идти о национально-культурной автономии?

Эскендер Бариев: Декларация ООН о коренных народах четко определяет их право на самоопределение, дислокацию военных подразделений и использование полезных ископаемых.

Крымская АССР была ликвидирована сразу же после депортации крымских татар. Одним из требований крымских татар в 1965 году было возвращение и восстановление крымской АССР. Закон Украинской УССР предусматривал возвращение крымских татар на родину и восстановление Крымской АССР в составе УССР. Эти правовые манипуляции привели к появлению территориальной автономии в составе унитарного государства.

Недавно меня спросили, правда ли, что крымские татары выступают за федерализацию. Они выступают за свои права на своей земле и в том государстве, которое они считают своим, то есть в Украине. Национально-культурная автономия в составе государство — это более понятно, чем территориальная автономия, дающая повод ля создания таких автономий, как «ЛНР» и «ДНР».

Алена Бадюк: Какие еще предполагаются действия в направлении обеспечения прав крымских татар?

Эскендер Бариев: Сегодня Министерство иностранных дел заявило о том, что Украина полностью поддерживает всемирный день коренных народов, в том числе — крымских татар. В то же время, они употребили в отношении крымских татар термин «национальное меньшинство», а это в понятие международного права — ошибка.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.