Крымские татары участвовали во всех горячих сражениях войны, — участник АТО

18 сентября 2016 - 16:04 157
Facebook Twitter Google+
Демобилизованные крымские татары оказались в затруднительной ситуации, не имея возможности после службы вернуться в Крым, а на территории материковой Украины для них жилья нет

Участник АТО, крымский татарин Ильяс Алимов, создал общественную организацию «Ярдым» («Помощь») для помощи демобилизованным крымскими татарам, у которых остро стоит проблема с жильем. Самое главное, что они не могут вывезти из Крыма свои семьи, ведь разместить их здесь негде, а оставаться там они долго не могут, потому что постоянно испытывают на себе давление ФСБ.

Михаил Кукин: Много ли таких людей?

Ильяс Алимов: Общая статистика неизвестна никому, ведь это скрытая информация. Крымские татары вступают в основном в добровольческие батальоны и подразделения. Список же тех, кто служит в ВСУ или уже демобилизовались у нас есть, там насчитывается более 300 человек.

Около 300 крымских татар принимают участие в АТО или демобилизовались после службы. И это не считая тех, кто служит в добровольческих подразделениях.

Михаил Кукин: С какими проблемами они столкнулись?

Ильяс Алимов: Тем военным, которые жили на материковой части Украины, после службы есть куда возвращаться, а крымским татарам дорога в Крым закрыта, так как все списки тех, кто служит в ВСУ у ФСБ есть. Для них пересечь границу означает получить срок от 10 лет до пожизненного тюремного заключения.

Ирина Сампан: И организаций, к которым можно было обратится с такой проблемой, нет?

Ильяс Алимов: Усилия многих общественных организаций, которые занимаются крымскими татарами, направлены на гуманитарные вопросы, а организаций, которые занимаются крымскими татарами-участниками АТО, пока не существует.

Михаил Кукин: Как давно вы организовались и что планируете предпринять?

Ильяс Алимов: Наша организаций появилась 2 месяца назад, мы уже разработали бизнес-инкубатор, на который нужны средства.

На данный момент откликнулся только Мустафа Джемилев, он добился того, что нам выделен гектар земли в Гостомеле. То есть для 20-ти участников боевых действий участки земли уже есть, и сейчас идет переоформление документов.

Михаил Кукин: Как можно помочь крымскими татарам с трудоустройством?

Ильяс Алимов: Крымские татары, которые уже отслужили, сейчас разбросаны по всей Украине, и собрать их комплексно очень сложно.

И нам сейчас в рамках нашего бизнес-инкубатора было выделено одним бизнесменом, тоже крымским татарином, 40 соток земли в Погребах под Киевом, где мы планируем разместить теплицы и заниматься сельским хозяйством. И двое наших ребят, участников АТО, уже там проживают, построили коптильню, где коптят рыбу, а потом продают на рынке.

Ирина Сампан: Я так понимаю, что все эти бойцы, которыми вы занимаетесь, не из «Крымскотатарского батальона»?

Ильяс Алимов: «Крымскотатарским батальоном» занимается Ленур Ислямов, он их опекает. Мы ездили к ним, ребята ни на что не жалуются, они обеспечены больше, чем, мы.

Большинство наших семей осталось в Крыму, потому что нам некуда их перевезти.

И я благодарен Ислямову за то, что он взял ребят под опеку. Кстати, даже люди, которые не служили, а просто выезжают из Крыма, все рано могут присоединится, и будут обеспечены жильем.

Михаил Кукин: Как ваша организация может помочь тем, кто еще служит? Они же тоже все раскиданы по бригадам. Вы же не привезете помощь в какую-то бригаду только для крымских татар?

Ильяс Алимов: Дело в том, что есть одна важная проблема, с которой сталкиваются крымские татары на фронте, — это питание. В связи с тем, что они исповедуют ислам, им нельзя употреблять в пищу свинину, а солдат кормят тушенкой. Когда мы еще служили, мы задумывались над тем, как решить эту проблему. Но по окончании службы на фронте появились мусульманские капелланы, которые взяли на вооружение этот вопрос, и каждого мусульманина снабжают питанием, которое позволит им не отклонится от канонов своей религии.

Ирина Сампан: Почему только сейчас задумались о том, что мусульманам, которые служат в украинской армии, не подходит армейское питание?

Ильяс Алимов: Потому что это никто не озвучивал и не освещал.

Михаил Кукин: То, что вы крымский татарин, вам облегчало жизнь на фронте или осложняло?

Ильяс Алимов: Облегчало. Крымские татары очень богобоязненные, поэтому относились ко всем правилам трепетно. У нас был целый взвод мусульман, где с было строго с алкоголем и с употреблением тех веществ, которые помутняют разум. Поэтому командование ставило нас в пример для подражания и всегда на нас могло положиться. Нас зачастую раскидывали по разным позициям, чтобы другие служащие следовали за нами в соблюдениях наших правил жизни.

У мусульман  очень строго с алкоголем, поэтому нас на фронте даже ставили в пример.

Ирина Сампан: В каких битвах участвовали крымские татары?

Ильяс Алимов: Я назову бригады, в которых служили крымские татары: 93-я, 79-я, 55-я танковая, 54-ая, и 17-ая бригады — те, которые принимали участие в сражениях за Дебальцево, Иловайск, Пески, Донецкий аэропорт, то есть были практически во всех горячих точках.

Михаил Кукин: Ваши семьи остались в Крыму?

Ильяс Алимов: Большинство, я бы сказал 90% семей крымских татар, которые воевали и воюют на фронте, остались в Крыму.

Крымские татары участвовали в бригадах, которые попадали в самые горячие точки войны.

Михаил Кукин: Как их можно обезопасить или как-то помочь?

Ильяс Алимов: Нам очень помогает организация Крым SOS, которая в случае притеснения наших родных в Крыму, может предоставить своих юристов и адвокатов, которые объяснят, как себя вести и что говорить.

К очень многим нашим семьям приходили по 10 раз, каждый раз что-то ищут.

Ирина Сампан: Завтра будут выборы в Госдуму РФ, которые также пройдут на территории Крыма. Что будут делать крымские татары, как вы думаете?

Ильяс Алимов: У меня есть информация, что крымские татары будут бойкотировать эти выборы.

Михаил Кукин: Ваших родственников не могут привлечь за недонесение или соучастие в чем-либо?

Ильяс Алимов: Могут, и мы это понимаем, но не можем предотвратить. Пока нам некуда вывести свои семьи.

Михаил Кукин: Не думали ли вы через депутатов продавить государственную программу, по которой крымскими татарам выделят землю или жилье, пусть даже не в Киеве, а, например, в Херсонской области, где они будут заниматься сельским хозяйством? Понятно, что это не родная земля, но это лучше, чем подвергать себя опасности.

Ильяс Алимов: Мустафа Джемилев работает над такой программой. Лоббируется закон о том, чтобы крымские татары смогли бы жить на территории материковой Украины до момента деоккупации.

Если нужно будет оказать давление на государство в продвижении этой идеи, мы как АТОшники можем собраться и требовать принятия соответствующего закона.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.