Слушать

Куда делись донецкие и луганские коммунисты?

23 января 2017 - 20:15 857
Facebook Twitter Google+
«Политические лидеры украинского Донбасса»: новый экспертный опрос представляет политолог, директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик

Компартия разделена: одна группировка ситуативно за деньги поддерживает «Наш край», другая за деньги поддерживает «Оппозиционный блок», — Виталий Кулик.

 

Виктория Ермолаева: Как вы проводили исследование «Политические лидеры украинского Донбасса», какие можно сделать выводы?

Виталий Кулик: Это опрос, который проводился среди украинских экспертов, которые специализируются на Донбассе или позиционируют себя как специалисты по Донбассу. Было отобрано 30 человек (представители ТОП-50, ТОП-100 успешных украинских блогеров, журналистов).

В первую очередь, представление нашего экспертного сообщества о политиках Донбасса основано на неких представлениях, взятых из заголовков новостей, которые формируются при помощи клик-лайка. Из материалов желтой прессы, скандалов — негативных новостей.

Знание экспертной среды о проблемах Донбасса основано на негативистских оценках ситуации в регионе.

Наталья Соколенко: Это так, как было во времена Януковича и Ющенко? Почему отношение не меняется?

Виталий Кулик: Во-первых, есть местное информационное пространство, которое больше ориентировано на себя (или занимается стигматизацией страданий своих территорий и населения, или «джинса»). Экспертной среде в Киеве неинтересны эти новости. То, что остается в памяти и потом формирует их представление о политикуме, — клик-новости (строка в Фейсбуке, яркий факт, который откладывается в памяти).

Это очень большая проблема. Мы формируем не просто негативное отношение к региону, формируется отношение как к некому анклаву. При оценке Жебривского как губернатора Донецкой области один из патриотически настроенных политологов отметил, что его позиция напоминает больше позицию генерал-губернатора оккупационной администрации. Подобное восприятие симптоматично. Есть проблема информационной интерактивности. Нет взаимодействия экспертной среды в Киеве, отношение к политикам и политикуму формируется с помощью негативистской оценки.

С другой стороны, эксперты не видят новых лиц. Они фиксируются на неких депутатах-мажоритарщиках, которые (как они считают) репрезентуют политику и политикум Донбасса. Раньше была «Партия Регионов» — донецкие или донецко-луганские, которые представляли регион. Сейчас «Оппозиционный блок» в представлении экспертов не позиционируется как партия Донбасса.

Сейчас партия власти и репрезентантов интересов Донбасса — некий аморфный образ.

Во-вторых, происходит размывание по уровню восприятия. Мы зафиксировали феномен «плохие хорошие ребята». Мы пытались узнать у экспертов теги на политиков — спрашивали, с чем каждый у них ассоциируется. У нас нет ни одного политика из списка с позитивными тегами — все имеют негативные коннотации и ассоциации. В то же время, большинство имеет позицию, что в этих исторических реалиях и на этом месте нужны такие люди. В этом списке есть Сергей Шахов, Олег Недава, Артур Герасимов — это люди имеют сложную и неоднозначную репутацию.

Эти «плохие хорошие ребята» есть и у экспертов, которых можно условно отнести к «ватной» экспертной среде. Для них такими ребятами является «Оппоблок» — не совсем последовательны, предатели. В то же время, это ребята, которые не дали разграбить Донбасс.

Наталья Соколенко: Завтра в эфире с Мустафой Найемом мы будем говорить о его политических амбициях на Донбассе. Есть ли перспективы у Мустафы и у других политиков, которые могут предложить что-то новое?

Виталий Кулик: «Парашютистов» на Донбассе никогда позитивно не воспринимали. Если говорим о тех, кто имеет корни или отношение к Донбассу, эти люди могут репрезентовать регион. В представлении экспертов они как-то могут ассоциироваться с регионом.

Наталья Соколенко: Если Генпрокуратура, Национальное антикоррупционное бюро поработают и расчистят поле от политиков, которые, например, неправильно заполнили декларации, автоматически освободятся мажоритарные округа?

Виталий Кулик: Криминальные дела открываются не в отношении мажоритарщиков, а в отношении списочников. Я не вижу возможности зачистить «Оппоблок» в качестве главных действующих лиц региона. Но они уже не являются главным репрезентантом Донбасса и Луганской области.

Как фоновое настроение мы заметили, что у экспертов есть ожидание появления некой политической силы — агента изменений в регионе. В регионе появилось новое гражданское общество, есть некий социальный капитал. Это небольшие истории успеха, но ожидание новой политической силы очень симптоматично.

Все политики из списка воспринимаются как политики переходной элиты между старой командой (бывшими регионалами) и появлением чего-то нового. Думаю, это главный оптимистический вывод нашего исследования.

Виктория Ермолаева: Вы сказали, что на данный момент не видите возможности зачистки верхушки «Партии Регионов», «Оппоблока». Почему?

Виталий Кулик: Складывается впечатление, что идет какая-то избирательная зачистка. Вопросы возникают к одной из группировок по бывшей «Партии Регионов», другая группировка хорошо себя чувствует в то же время.

Возможно, это связанно с тем, что господин Ахметов не может обеспечить необходимое количество голосов в освобожденном Донбассе. Поэтому больше вопросов возникает к его союзникам. Совсем мало вопросов возникает в отношении людей, связанных с Фирташем и Левочкиным.

С этим связываю отсутствие интереса прокуратуры к господину Дунаеву в Лисичанске, фракциям и представителям «Оппоблока» в Лисичанске, Рубежном и т.д. В то же время есть повышенный интерес к окружению Ефремова и руководства бывшего облсовета Луганской области. Эти люди, казалось бы, без политический крыши и без поддержки. Сейчас у них нет «добавленной стоимости». К ним есть вопросы, против них возбуждают уголовные дела, некоторых садят, а некоторым вручается подозрение, хотя они давно в Москве.

В отношении других заявления идут впустую, а местные активисты говорят, что их игнорируют. Есть такая избирательность. Это факт. Некоторые эксперты, которые были лояльны к старой власти, сказали, что есть группировки, которые являются переходом между старой командой и новой властью в регионе, — они обеспечивают некий договор.

Наталья Соколенко: Что случилась с политиками, которые в местных советах представляли КПУ? И также в Славянске была популярной партия Наталии Витренко.

Виталий Кулик: Более того, они были членами в избирательных комиссиях на этих выборах — ПСПУ не запрещена. Компартия разделена (хотя электорат как таковой распался): одна группировка ситуативно за деньги поддерживает «Наш край», другая  за деньги поддерживают «Оппозиционный блок».

Но в целом местная компартия на грани коллапса — там нет старых руководителей. И компартия как политическая сила, думаю, не скоро появится на Донбассе. Даже левая политическая сила будет иметь проблемы с позиционированием — их воспринимают как предателей.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.