Слушать

Ландик знает больше, чем говорит, — Реуцкий

02 июня 2016 - 15:07 228
Facebook Twitter Google+
Владимир Ландик замешан во многих экономических преступлениях. Это не дает ему говорить много и предметно о том, что совершил Ефремов. Так считает гость студии, журналист Константин Реуцкий

12.00konstantyn_reuckyy.jpg

Константин Реуцкий // «Громадське радио»
Константин Реуцкий

Журналист из Луганска Константин Реуцкий комментирует заявление экс-регионала Владимира Ландика об участии Александра Ефремова в захвате города.

Ирина Славинская: Мы говорим о ситуации в Луганске и Луганской области двухлетней давности.

Константин Реуцкий: В заявлениях Ландика я тоже пока не услышал никакой конкретики. Насколько я понимаю, он не готов предоставить органам следствия доказательства виновности людей, о которых он говорит. Но я думаю, что в словах Владимира Ландика много правды. Действительно, господин Ефремов, Килинкаров, руководитель луганских коммунистов, непосредственно причастны к финансированию сепаратизма в Луганской области. Но за эти два года командой Ефремова проведена большая работа по заметению следов. Из сети удалена масса материалов.

Ирина Славинская: Имеете в виду видео, фото?

Константин Реуцкий: Да, видеовыступлений Ефремова перед формирующимися «народными дружинами» в Луганске, на крыльце областной государственной администрации. Эти материалы были в сети. Мы их не архивировали. У нас, к сожалению, тоже нет их на руках, потому что мы были уверенны, что с ними ничего не произойдет, и мы всегда сможем к ним обратиться. За это время была проведена колоссальная работа, очень тщательная работа по удалению этих ранее общедоступных доказательств.

Сейчас доказать вину Ефремова гораздо сложнее. Насколько можно судить, он использует политический и экономический вес, связи для того, чтобы избежать наказания.

Анастасия Багалика: Есть же живые свидетели.

Ирина Славинская: Материалы из сети были удалены. То, что можно было бы взять как доказательство, уже исчезло. Нужно услышать свидетелей, но они не предоставляют конкретики.

Константин Реуцкий: Я думаю, что Владимир Ландик действительно мог бы быть очень важным свидетелем обвинения против Ефремова. Он знает гораздо больше, я уверен, чем готов говорить. Это так, потому что он являлся неотъемлемой частью системы: был членом «Партии регионов», руководителем «Партии регионов» долгое время в Луганской области.

Он олигарх местного значения. И я думаю, замешан во многих экономических преступлениях. Это не дает ему говорить много и предметно о том, что совершил Ефремов и его команда. Наверняка, против него тоже есть масса компрометирующих документов.

Ирина Славинская: Что мы знаем о взаимодействии Ландика с боевиками?

Константин Реуцкий: Не могу сказать много. Но его медиахолдинг далеко не сразу встал на сторону Евромайдана. Это произошло где-то в феврале 2014 года. До этого времени вместе с остальными контролируемыми регионалами местными медиа его медиа поливали протестующих на Евромайдане, критиковали и призывали ко всему, к чему призывали регионалы.

То, что касается финансирования сепаратизма в Луганской области, насколько я могу судить по документам, которые попали нам в руки, а это материалы оперативной разработки третьего отдела луганской СБУ, которые были изъяты активистами уже после захвата здания.

Эти материалы свидетельствуют о том, что Россия заходила в Украину тремя колонами. Основная ставка делалась на собственный российский проект, это партия «Украинский выбор» Медведчука. Ее активно развивали в Луганске и на всей территории Украины. На нее делалась ставка на будущих президентских и парламентских выборах как на лидирующую политическую силу. Также финансировались мелкие партийные и общественные организации.

«Партия регионов» тоже была, насколько можно судить, важным игроком для российской стороны, но она не была «пешкой» в этой игре. России приходилось вести с ними сложную игру, потому что «Партия регионов» имела свои интересы и не были готовы плясать под российскую дудку.

В конечном счете, Ефремов оказался между двух огней.

С одной стороны была новая формирующаяся властью, которая представляла для Ефремова угрозу, претендуя на часть активов, на его влияние в регионе. С другой — российская власть, которая тоже на него давила, но представляла определенные гарантии. В конечном счете он оказался обманут российской стороной. Он действительно финансировал все эти сепаратистские движения и оказался в проигрыше.

Анастасия Багалика: В связи с тем, что передали документы о «черной» кассе, в НАБУ заявили, что им нужна программа защиты свидетелей. Возможно, такие вещи нужны для ГПУ, чтобы разговорить таких важных свидетелей, как Ландик?

Константин Реуцкий: Очевидно, что программа защиты свидетелей нужна, но также нужны более глубокие реформы органов правопорядка. Ключевой элемент — это прокуратура, которая до сих пор остается коррумпированной.

Анастасия Багалика: Удастся ли новому Генпрокурору справится с расследованием преступлений во время захвата Луганска.

Константин Реуцкий: Мне сложно судить. Я выскажу свое личное мнение. Я не верю в Луценко как реформатора.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.