Слушать

Летом Украина должна принять политическое решение по Донбассу, — Жданов

02 июня 2016 - 18:04
FacebookTwitterGoogle+
Лето будет жарким в плане обстрелов и активизации диверсионно-разведывательных групп до тех пор, пока Украину не принудят к какому-то политическому решению. Таково мнение военного эксперта

12.30oleg_zhdanov.jpg

Олег Жданов // «Громадське радио»
Олег Жданов

По какому принципу боевики выбирают цели и частоту обстрелов? Об этом говорим с военным экспертом Олегом Ждановым.

Анастасия Багалика: Почему активные боевые действия сосредоточились на Донецко-Мариупольском направлении?

Олег Жданов: Есть версия, что это разное курирование вот этих республик. Луганское образование курируется органами ФСБ России, а донецкое — Генштабом и ГРУ. Соответственно, и риторика такая же. На луганском направлении и переходы организовываются, и обстрелы прекращаются.

На донецком направлении более активно. Оно географически так расположено, что, если смотреть от Донецка, это прямое направление на Запорожье и Днепропетровск, то есть наиболее угрожающее направление, а на юге на Мелитополь — сухопутный коридор в Крым.

Ирина Славинская: Против кого на самом деле стреляет Генштаб?

Олег Жданов: Генштаб выполняет общую задачу. Методы разные. Если спецслужбы привыкли работать тихо и спокойно, без лишнего шума и пыли, то военные привыкли работать на показательные стрельбы, на грохот. В этом и кардинальная разница.

На луганском направлении наиболее активны диверсионно-разведывательные группы, а на донецком — огневые средства воздействия.

Ирина Славинская: Это игра мышцами?

Олег Жданов: Это инструмент принуждения к принятию политических решений. Понятно, что РФ идет ва-банк. Президент Путин вынужден официально признать, что всегда найдется тот, кто будет стрелять. Лавров, министр иностранных дел, говорит, что обстрелы не прекратятся. То есть они в открытую признают, что это их рук дело, и что все будет зависеть от политических решений в парламенте Украины.

Анастасия Багалика: Меня подвозил таксист, который был в первых волнах мобилизации. Он сказал, что новая волна эскалации, скорее всего, невозможна, потому что только безумец пойдет на те укрепления, которые Украина выстроила вдоль линии разграничения. Это правда?

Олег Жданов: Да, конечно. Еще в марте прошлого года я сказал, что этап активных боевых действий закончился после сдачи Дебальцево. Максимум — это обстрелы. Это будет стрелковое оружие: минометы, артиллерия или «Грады». Мощность огневого воздействия наращивается, но это могут быть единичные атаки, единичные блокпосты, но никто не пересечет линию разграничения. Во-первых, это связанно с политическими последствиями для РФ, а во-вторых, на данный момент и инженерное оборудование позиций, и численное преимущество на нашей стороне.

Ирина Славинская: Можно ли увидеть закономерность в том, где и как часто стреляют?

Олег Жданов: РФ хочет доказать, что на постсоветском пространстве, они — главный «гегемон» всех идей. Демонстрация силы — это повод войти в геополитику на правах владыки огромных территорий. Каждая точка — это «болевая» точка страны. Это мы видим в Приднестровье, Нагорном Карабахе и у нас.

Анастасия Багалика: Боевики напоминают обстрелами о своем присутствии?

Олег Жданов: Они не напоминают, они не вольные стрелки. Про вольных стрелков мы говорили в 2014 — начале 2015 годов. На сегодняшний день органы РФ максимально структурировали всех полевых командиров. Тех, кто не захотел подчиниться, ликвидировали.

Каждый обстрел — спланированные действия. Здесь руководящая и направляющая роль Генштаба РФ. Плотность огня и массированность огня зависит именно от него.

В мае мы потеряли рекордное количество убитыми и раненными, потому что стоим на пороге политических решений.

Анастасия Багалика: Мне казалось, что потери связаны с активизацией ДРГ (диверсионно-разведывательные группы — прим. ред.).

Олег Жданов: Нет, было вплоть до применения «Града». Даже президент в сопроводительном письме, награждая посмертно комбата 72 бригады, написал, что наша группа подверглась обстрелу установками «Град».

Анастасия Багалика: На Луганщине тоже есть точки, где обстрелы регулярны. Это Станица Луганская и Золотое. Почему так происходит?

Олег Жданов: Надо смотреть на геофизическое расположение. Во-первых, Станица Луганская находится в таком месте, что, если будет наступление, то Счастье попадет в оккупированную территорию. На остальных направлениях организованы переходы, там большие скопления людей, в том числе и с оккупированных территорий. Поэтому они не будут наносить большие потери среди мирного населения. Там и так растут протестные настроения. Выбираются места, где есть войска.

Анастасия Багалика: Сейчас теплая погода, появилась «зеленка». Как это влияет на ведение боевых действий?

Олег Жданов: Это может изменить характер ведения боевых действий. Будет активнее проводится минно-диверсионная война. Мы будем наблюдать активизацию диверсионно-разведывательных групп, задачей которых будет нанесение максимальных потерь. Ну, и минно-взрывная война.

Анастасия Багалика: Каков ваш прогноз на лето?

Олег Жданов: Лето будет жарким в плане обстрелов до тех пор, пока Украину не принудят к какому-то политическому решению. Мы в это лето должны определиться, либо мы белые, либо мы черные.

 

 

 

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.