Линию разграничения на востоке пересекают вдвое больше людей, чем год назад

23 января 2016 - 11:54
FacebookTwitterGoogle+
Проблемы на пунктах пропуска и перспективы восстановления контроля над украинско-российской границей обсуждаем с помощником председателя Государственной пограничной службы Украины Олегом Слободяном

В студии работают журналисты «Громадського радио» Борис Иванов и Михаил Кукин.

Олег Слободян: Система пропуска за год действительно изменилась. В несколько этапов. В самом начале действовало 5 дорожных коридоров, на которых было 6 контрольных пунктов: 4 – в Донецкой области, 2 – в Луганской. Но потом, в связи с тем, что боевики постоянно обстреливали эти посты, а на некоторых направлениях, как например на Станично-Луганском, вообще был разрушен мост и там не было трафика, половина контрольных пунктов была закрыта. Длительное время они не действовали. И вот уже сейчас, в обновленном формате, начали открываться.

Год назад, когда работали все 6 контрольных пунктов, проехать пытались около 11 тысяч человек в сутки. На данный момент, с учетом того, что пассажиротранспортный поток снизился где-то на 10%-15% после рождественских и новогодних каникул, мы фиксируем практически в два раза больше, а в пиковые дни, к примеру, во время каникул, количество людей составляло до 25 тысяч. То есть, при меньшем количестве контрольных пунктов въезда-выезда количество людей практически на 100% больше, чем год назад.

Мы прекрасно понимаем и со служебной точки, и чисто по-человечески, что система пунктов въезда-выезда – это масса неудобств. Но это вынужденная мера, которая будет сохраняться до тех пор, пока оккупант не уйдет с нашей территории и не будет восстановлен контроль над границей.

Михаил Кукин: Есть перспективы открытия новых контрольных пунктов?

Олег Слободян: Такая перспектива есть, она обсуждается и очень активно. Вынужденное перемещение людей должно стать более удобным, чтобы очереди были меньше и людям не приходилось стоять по несколько часов.

Борис Иванов: Будут вновь открывать старые пункты пропуска или построят новые? Слышал, вблизи поселка Золотое могут восстановить пункт.

Олег Слободян: На Золотом действительно есть контрольный пункт. Но его вчера ночью опять обстреляли из стрелкового вооружения, то есть провокации сохраняются, и эти направления остаются опасными. То есть в сторону Лисичанска - пока перспектива видится далекой. Но обсуждаются другие направления. По непонятным причинам отказываются идти навстречу в этом направлении боевики: и транспорт не пускают, и даже людям не дают пройти.

Возможно, там есть какие-то объекты, которые они хотят скрыть. Тем не менее, этот вопрос обсуждается на уровне военно-гражданских администраций. Мы со своей стороны все предложения, которые от нас требовались, дали. И в этом диалоге принимаем активное участие.

Михаил Кукин: Многие говорят о коррупции. Люди платят за то, чтобы пройти быстрее. Насколько это правда?

Олег Слободян: Очередь – это то, что порождает коррупционные риски. Предлагали отменить пропуска для физических лиц, но это не поможет.

Мы выявляем взяточников и прощаемся с ними. В 2015 году провели 517 проверок, по результатам которых 223 военнослужащих привлечены к дисциплинарной ответственности и 127 –  к административной . Возбуждено 9 уголовных дел относительно восьми военнослужащих. И мы просим граждан не предлагать деньги, так как коррупция – это всегда две стороны. И второе: если такие факты есть, то не бойтесь сообщать нам в Киеве на горячую линию 044-527-63-63. Этот звонок будет анонимный, но если будет указан номер удостоверения военнослужащего или его фамилия, то однозначно будем действовать по всей строгости закона.

Борис Иванов: Я от знакомой слышал: «Мы пожаловались, приехали журналисты, и потом вообще проехать стало невозможно». Получается замкнутый круг. Должна быть своя какая-то внутренняя служба, которая бы выявляла на месте, сразу открывала дела.

Олег Слободян: Мы и со своей стороны будем усиливать меры противодействия. Но чаще всего, когда выявляют такие случаи, мы там видим жесткую сцепку представителей нескольких служб. Недавно мы провели эксперимент. Мы набрали на КПП 49 молодых людей в возрасте до 25 лет из районов Луганской и Донецкой области, то есть они сами местные, понимают проблемы, готовы быстро войти в положение людей. И пока на них нет жалоб.

Михаил Кукин: Коррупцию в гораздо большей мере связывают с провозом грузов. В Интернете даже можно найти конкретные тарифы, сколько стоит проезд фуры.

Олег Слободян: Мы этому тоже противодействуем. Но если мы на границе с Польшей отвечаем и за пункты пропуска, и за его пределами, то здесь мы только выполняем свои обязанности: стоим на тех блокпостах, которые на дорожных коридорах находятся. А остальная территория охраняется не пограничниками. В зоне АТО строго разграничены функции. Тем не менее, еще 17 июля были созданы совместные мобильные группы, куда входят пограничники, СБУ, работники фискальной службы. Только за прошлый год запретили провоз на неподконтрольную территорию грузов на сумму свыше 500 млн. грн. Это достаточно большая сумма.

В этом году уже выявили 25 тысяч евро, свыше 591 тысячи долларов, свыше 6 миллионов рублей и почти 1 млн 200 гривен. Часть этих денег однозначно должна была пойти на финансирование боевиков.

Михаил Кукин: Взятие под контроль российско-украинской границы. Об этом говорят, как об условии, после которого возможны и выборы, и установление каких-либо правил. Как это возможно?

Олег Слободян: Есть несколько вариантов, в том числе, и привлечение миротворческих контингентов, но однозначно, что одних пограничных сил государства будет недостаточно. Потомку что задача очень комплексная, мы должны выйти на участок 409 км, где полностью уничтожена инфраструктура, где невероятное количество минных полей, о которых нам неизвестно, где нет связи, и однозначно останутся диверсионные разведывательные группы. Поэтому этот вопрос мы еще изучаем и консультируемся с вооруженными силами, с Национальной Гвардией и с другими правоохранительными органами.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.