Слушать

«Люди были подогреты ненавистью», — журналист о «референдуме» 2014 года

11 мая 2016 - 19:50 500
Facebook Twitter Google+
Главный редактор интернет-издания «Реальная газета» Андрей Дихтяренко делится воспоминаниями и рассказывает о работе журналистов во время так называемого «референдума» в Луганске в 2014 году

18.00andrey_dehtyarenko.jpg

Андрій Діхтяренко // «Громадське радіо»
Андрій Діхтяренко

В студии работают журналистки «Громадського радио» Елена Терещенко и Валентина Троян.

Елена Терещенко: Что это было с вашей точки зрения?

Андрей Дихтяренко: Я об этом узнал одним из первых — присутствовал на заседании 6 мая в горсовете. Было явно видно, что мэры были не рады такой перспективе. Очевидно было, что боевиков устроит и формальное проведение «референдума». Он и проводился декларативно, и только на юге области.

На участках мы видели, что приходили люди. Это было через неделю после событий в Одессе 2 мая 2014 года. Люди были подогреты ненавистью к «правосекам», «бандеровцам». На такой ненавистной волне люди и пошли на участки. У меня лично до последнего момента было ощущение, что это все не по-настоящему.

Очень большие претензии к украинским СМИ, они подхватили сообщение, что 83% проголосовало «за». Никто не считал цифру от общего количества избирателей. Ведь эти 83% — это от тех, кто пришел проголосовать. И фейк был принят обществом.

Валентина Троян: Страшно ли было работать?

Андрей Дихтяренко: Мне лично нет. Понимание важности своей работы снимало страхи. При том, что многие коллеги уже побывали в подвалах, я вел переговоры со всеми этими боевиками, «батями», даже с главой ЦВК.

Это все привело к тому, что журналисты начинали уезжать из города. И это было оправдано. Журналистов первый раз серьезно побили и отбирали технику во время первого захвата обладминистрации в начале марта.

Валентина Троян: Для тебя этот день 11 мая стал точкой невозврата?

Андрей Дихтяренко: Нет, для меня не стал. У меня было ощущение, что все можно было переиграть, решить вопрос по-другому, вернуть управление. Такое ощущение пришло лишь в конце августа, когда я был в зоне АТО. Мы ожидали, что Луганск освободят, но стало понятно, что история не закончится в течении ближайших месяцев. А тогда мы думали, что силовики все-таки начнут заниматься своей работой и не будет столько предателей.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.