Люди в серой зоне — брошенные властью, — волонтер Зиновий Допилка

26 декабря 2015 - 08:30 353
Facebook Twitter Google+
Зиновий Допилка, основатель фонда Медико-реабилитационного центра «Шпиталь Майдану» рассказал, как оказывается медицинская помощь в зоне боевых действий

Зиновий Допилка: Наш фонд возник на Майдане. Возник стихийно. Был круг медиков и волонтеров, которые в марте начали помогать парням, кто стоял на Майдане. Мы одни из первых начали отправлять ребят на реабилитацию в Трускавец. 150 человек там восстанавливались совершенно бесплатно. Потом помогали крымчанам. Далее восток Украины вспыхнул, и уже там понадобилась наша помощь. Я вообще считаю, что наше государство реагирует на все очень медленно. Именно там, где надо реагировать быстро (а я сейчас говорю о переселенцах и о тех, кто остался в «серой зоне»), они почему-то тянут. Если бы не волонтеры, там бы давно всем тяжко было.

Хотя отмечу, что помогает и местная власть. В Киеве нам выделили место на вокзале, мы договорились с железнодорожниками и у нас появилась возможность бесплатно вывезти всех, кто хотел выехать с Донбасса. После подключили своих друзей и нашли старый санаторий, и для переселенцев он стал вторым домом. Прошлым летом туда заехало 450 человек, сейчас там живут около 160.

Уже больше года мы ездим в зону АТО. Большая санитарная машина, где две трети — это помощь армии, а треть — населению. Потому что люди там действительно брошены. Мы стараемся больше обращать внимание на детей и привозим туда все, что может быть им необходимо : памперсы, детское питание, одежда.

Более того, у нас был проект «Межгорье». В бывшей резиденции Януковича нам выделили место, и там отдыхали женщины-переселенки, которые были беременные. Что важно, мы смогли вновь договориться с местной властью. И женщины рожали бесплатно в хороших больницах.

Также мы приняли участие в проекте «Красного креста». У нас восемь бригад, которые каждый день ездят по селам в «серой зоне». Там в основном остались старики и немощные люди, которые не могут сами выехать оттуда. Наши бригады оказывают им медицинскую помощь.

Ирина Седова: Расскажите, как местные советы участвуют в решении гуманитарной проблемы?

Зиновий Допилка: Что касается МЧС и Министерство соцполитики, то у нас к ним «большая неблагодарность». Когда нам местная власть Киева выделила место на вокзале бесплатно, мы также бесплатно открыли горячую линию и начали помогать переселенцам, мы не думали, что их будет так много. И когда мы поняли, что то количество людей, которое приехало, это уже масштаб государства, то обратились к МЧС за помощью. Когда я летом заехал в здание и увидел, как три МЧСника спят, а наша волонтерша из Горловки работает, я был в ужасе.

Нас в свое время звали на заседание Минсоцполитики. Я засыпал там. Потому что, когда у них спрашиваешь: «Есть у вас база людей, которые бегут с востока?». Встает начальник департамента — мальчик молодой — и говорит: «Нам надо 70 тысяч гривен, чтобы создать облако». Учитывая, что длительный период времени мы сами полностью финансировали всю поддержку переселенцам. Вся Украина помогала, а от государства мы ничего не получали. Мы им столько сэкономили. А они «облако» не могут создать? Какое же это тогда Министерство? Сейчас правда на многих из тех людей, заведены уже уголовные дела. Но все равно мы стараемся теперь сами справляться со всеми задачами.

Если говорить про местную власть, которая на востоке, то они всегда идут нам на встречу. Но у людей нет никакого бюджета. Было несколько случаев, когда мы заезжали в аптеку, а она разбитая, или же там сидит старая женщина, которая всю жизнь тут проработала. Она — профессионал своего дела, но у нее нет медикаментов. И мы оставляли все, что было у нас.

Ирина Соломко: Волонтеры жалуются, что сейчас активность граждан в пожертвовании уменьшилась. Вас миновала эта учесть?

Зиновий Допилка: Мы не берем пожертвование только финансово. Я знаю, что есть такие фонды, которые просят пересылать деньгами. У нас другая позиция. Мы говорим, что нам надо. А люди уже присылают, если могут. Мы так собрали лекарства в зону АТО. Целую фуру. Вот за две недели я все раздал — госпиталям, передовым батальонам.

Ирина Седова: Как мы можем заставить государство участвовать в этом процессе?

Зиновий Допилка: Пример первый. Была у нас одна зам в Минсоцполитики. Так она в открытую своим подчиненным говорила: «Я вас уволю. А волонтеров поставлю на ваши места». Некомпетентность, пригретые места, кумовство. Они настолько привыкли, что можно ничего не делать! Нужно проводить переаттестацию, проверять их на знания.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.