Марину Черенкову нельзя было освобождать через официальный обмен,  — Шибалов

24 февраля 2016 - 19:06 242
Facebook Twitter Google+
В Киев приехала выпущенная из плена «ДНР» активистка Марина Черенкова. Как прошло ее освобождение, рассказывает ее коллега по волонтерской организации «Ответственные граждане» Евгений Шибалов

Анастасия Багалика: Вы шли к освобождению Марины не через официальные списки?

Евгений Шибалов: Марина — не военнопленная, и мы опасались, что официальный обмен только повредит, подведет к обвинению нашей организации в шпионской деятельности. Мы добивались ее освобождения другими способами.

Лариса Денисенко: Как Марина себя чувствует и насколько она готова говорить об этом?

Евгений Шибалов: Лучше, чем мы ожидали. Мер физического воздействия к ней не применяли. Ее здоровье в порядке, главный недостаток — ее держали в закрытом помещении без окон и часов; когда ее выпустили, она не знала, сколько там пробыла.

Анастасия Багалика: Кто из боевиков принимал решение об освобождении?

Евгений Шибалов: Мы этого не знаем. Нам сообщили только, что ее освободили.

Анастасия Багалика: С кем вы контактировали из представителей самопровозглашенной «ДНР»?

Евгений Шибалов: Единственный раз нас вызвали в их «Министерство государственной безопасности», чтобы мы дали объяснения по поводу деятельности нашей организации. После этого прямых контактов с той стороной у нас не было.

Лариса Денисенко: Подписывали ли вы какие-то протоколы? Как процедурно это происходило?

Евгений Шибалов: Всем нам дали два документа — объяснительная по поводу деятельности нашей организации. Вопросы там касались источника финансирования и международных организаций, с которыми мы работаем, и контактировали ли мы с кем-то из местной администрации. Мы контактировали только с гражданскими специалистами, ответственными за организацию гуманитарной деятельности.

Второй документ мы написали сами: уведомление о том, что нас депортируют.

Чтобы покинуть территорию «ДНР» нам давалось 15 минут. Я спросил, что будет, если нарушить запрет и вернуться. Сказали, что тюрьма на 3 года.

Лариса Денисенко: У вас спрашивали о контактах с местной властью. Начались ли служебные расследования по поводу тех людей?

Евгений Шибалов: Об этом мне неизвестно, главным образом интересовались нашим международным сотрудничеством. По их мнению, иностранные спецслужбы используют НГО как прикрытие.

Лариса Денисенко: Какие впечатления от общения с СБУ? Интересуется ли СБУ сейчас Мариной?

Евгений Шибалов: Мы прибыли вчера вечером, ею пока не интересуется. Двух моих коллег вызывали на достаточно корректные беседы, что было зафиксировано в официальных документах. Здесь нас ни в чем не подозревают, не давят и не преследуют.

Все это время мы не опускали руки и ждали, когда наша команда воссоединится.

Анастасия Багалика: Обвинения касались того, что Марина Черенкова — действующий депутат Донецкого облсовета?

Евгений Шибалов: Обвинений не было, нас выслали без объяснений причин.

Лариса Денисенко: Марина рассказала, как проходили ее дни в плену?

Евгений Шибалов: Дней, когда ее никто не трогал, было больше, чем дней, когда ее допрашивали. Они столкнулись с тем, что мы все говорим одно и то же. Мы договорились, что на войне опасно иметь секреты. На все вопросы мы отвечаем прямо и правдиво, чтобы нельзя было уличить во лжи.

Анастасия Багалика: Ваши волонтеры остаются в «ДНР»?

Евгений Шибалов: Да. Оттуда вместе с Мариной выслано 5 человек, осталось 18. Они все пошли на этот риск сознательно.

Лариса Денисенко: Допрашивали всех членов группы?

Евгений Шибалов: Мы сразу определили людей, которые выступают от имени группы. В этот водоворот событий попали именно те, кто был на виду, кого они знали.

Анастасия Багалика: Вы можете сейчас передавать туда помощь?

Евгений Шибалов: Наша гуманитарная деятельность приостановлена. В этом году мы планировали расширять нашу деятельность на красную зону с обеих сторон. Теперь мы будем возить гуманитарку на любую доступную нам территорию. На данный момент территория, подконтрольная «ДНР», нам недоступна, но мы работаем над тем, чтобы туда вернуться, потому что мы там нужны, потому что это наш дом.

Анастасия Багалика: Будете возить помощь в «ЛНР»?

Евгений Шибалов: Наш офис в Луганске успешно занимается дистрибуцией грузов от гуманитарных организаций. Боимся, что те, кто засветился в этих событиях, могут только навредить там. Мы будем развивать другие проекты

Лариса Денисенко: Охарактеризуйте гуманитарную ситуацию в Донецке.

Евгений Шибалов: Стабильно тяжелая. Усилия одного участника не исправят ситуацию. Когда миллион человек считается жертвами гуманитарной катастрофы, то сами по себе представители отдельной организации ничего не исправят. Спасти ситуацию можно только общими усилиями — международными, украинскими, российскими и местными.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.