Слушать

Массовые закрытия угольных шахт в Украине — не рациональны, — представитель «DiXi Group»

15 июня 2016 - 19:34 204
Facebook Twitter Google+
Стоит ли инвестировать в добычу угля? Какова ситуация с нелегальными копанками и трудоустройством шахтеров на Донбассе. Комментирует представитель «DiXi Group» Денис Киркач

17.00denys_kyrkach.jpg

Денис Киркач // «Громадське радио»
Денис Киркач

15 июня в Украинском кризисном медиа-центре состоялись дебаты «Угольные шахты в Украине: инвестировать или закрыть». С соорганизатором дебатов в Киеве Денисом Киркачем говорим на тему угольной промышленности.

Ольга Веснянка: Министерство энергетики и угольной промышленности Украины хочет предусмотреть 850 млн. гривен дотаций для шахт в государственном бюджете на 2017 год.

Валентина Троян: О чем шла речь на дебатах?

Денис Киркач: Как показали позиции участников, по углю однозначного мнения не существует. У нас есть план возобновляемой энергии, но внятной альтернативы углю пока не найдено.

Валентина Троян: Большинство шахт осталось на неподконтрольной территории. Это подталкивает нас к поиску альтернативных решений?

Денис Киркач: Безусловно, это способствует поиску альтернативных источников энергии. План возобновляемой энергии приняли 1 октября 2014 года, хотя заговорили о нем еще в 2011 году.

Валентина Троян: Почему возник вопрос — инвестировать в шахты или закрывать их?

Денис Киркач: Представители фонда Бендукидзе говорили, что необходимо полностью приватизировать шахты. За все время существования Украины энергетическая отрасль была как чемодан без ручки. Дотации шли, у угольных генералов появлялись новые машины и дачи, но на шахтах были проблемы с оснащением.

Подходить к вопросу нужно с умом. Ященко и Просолов предлагали в случае нерентабельности шахты закрывать ее и на месте бывшего предприятия открывать индустриальный парк. Кроме того, нужно переучивать бывших сотрудников.

Валентина Троян: Ищут ли на это финансирование?

Денис Киркач: Это вопрос, ответ на который я сегодня не услышал.

Ольга Веснянка: Какие аргументы выдвигали те, кто выступал за инвестирование в шахты?

Денис Киркач: Они говорили, что внятной альтернативы углю не найдено и мы не готовы массово закрывать шахты.

Валентина Троян: О чем говорили экологи?

Денис Киркач: О затапливаемых шахтах и горящих терриконах. Представитель фона Бендукидзе Антон Ященко говорил о том, что этими вопросами должны заниматься инвесторы, но кто за это возьмется?

Ольга Веснянка: О том, сколько угля нужно для Украины, и какие изменения необходимы для угольного сектора мы говорили в эфире «Громадського радио» с экспертом-экологом Олегом Савицким. Какие компромиссные решения предлагались на сегодняшних дебатах?

Денис Киркач: Дальнейшие существование угольных территорий под большим вопросом. На моей родной Луганщине значительная часть угольных территории находится под контролем боевиков ЛНР. Что с ними будет дальше — не ясно.

На дебатах мы упоминали о копанках и шахтах антрацитовой группы, которые находятся в окрестностях Ровенек, Перевальска и Антрацита. Участники сошлись на том, что копанки — это плохо, но никто так и не предложил решения этой проблемы.

Ольга Веснянка: Продолжают ли люди добывать уголь в копанках на подконтрольных территориях?

Денис Киркач: На подконтрольной Украине территории Луганщины находится лисичанские шахты. Если мы их закроем, то копанки начнут появляться.

Ольга Веснянка: Кто-то предлагал инвестировать в постепенное переоснащение шахт?

Денис Киркач: Конечно, сравнять с землей все сразу — нелогично. Луганская и Донецкая области уже прошли через это, когда в 90-х там все срыли и создали мертвую зону.

Валентина Троян: На дебатах выступал известный историк из Луганской области Валерий Снегирев, долгое время работавший в правоохранительных органах. О чем был его доклад?

Денис Киркач: О реструктуризации в Луганской области в начале 90-х годов и ее последствиях. Копанки в Луганской области появились именно после первой волны закрытия шахт в конце 90-х и начале 2000-х годов.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.